fbpx

«Я должна знать правду, какой бы она ни была»: мать погибшего в Дангаре американца продолжает искать ответы

Американка Джи Сантоваско (Jea Santovasco) три года ждет результаты расследования смерти сына, погибшего от рук террористов на юге Таджикистана.


0
Джей и Лорен. Фото из личного архива Джи Сантоваско

«Я хочу знать, как обращались с телом моего сына. Был ли он жив, когда прибыла полиция, был ли кто-нибудь рядом с ним, когда он умирал, говорил ли ему кто-нибудь добрые слова и держал ли хоть кто-нибудь его за руку», – пишет мама Джея Остина (Jay Austin), который погиб от рук террористов близ Дангары в 2018 году.

Несмотря на запросы, таджикская сторона, по словам матери Джея, не предоставила ей никакой информации о результатах расследования гибели сына, а также не выплатила компенсацию за моральный ущерб. Хотя изначально власти Таджикистана этот вопрос обещали решить.

О том, как мама Джея переживает своё горе, а также о благотворительном фонде Simply Be Kind Foundation, который она открыла в прошлом году в память о сыне, Джи рассказала Your.tj.

«Я не могла представить себе, что человек может выдержать столько боли»

Джею Остину, который погиб от рук террористов вместе со своей девушкой Лорен (Lauren Geoghegan) и двумя другими иностранными туристами из Нидерландов и Швейцарии, завтра, 1 мая должно было исполнится всего 32 года. Его жизнь оборвалась в Таджикистане три года тому назад, на 369-й день кругосветного путешествия, которое Джей совершал с Лорен.

Джи Сантоваско. Фото из личного архива

Ответственность за убийство иностранцев взяло на себя запрещенная террористическая организация «Исламское государство». Нападавших было пятеро, из них четверо были ликвидированы во время спецоперации. Один, получив пожизненный срок, скончался в тюрьме в 2020 году. Еще 14 граждан Таджикистана, которые принимали участие в подготовке терракта, получили различные сроки заключения от года до 16 лет.

На месте трагедии местные власти поставили памятник. В саду, где туристы провели последнюю ночь в своей жизни, местные жители посадили дерево. И про трагедию в республике забыли.

«Таджикские власти никогда напрямую не связывались со мной (за исключением посла РТ в США Фархода Салима – прим. ред.), но связывались с моим правительством, насколько я знаю, в самом начале трагедии. Однако, все коммуникации скоро закончились», – пишет Джи Сантоваско, мама погибшего Джея.

Фото из блога Джея www.simplycycling.org

За эти три года в её жизни фактически ничего не изменилось – Джи продолжает искать ответы на свои многочисленные вопросы каждый день.

«Я никогда не могла представить себе, что человек может выдержать столько боли. Я никогда не могла представить, что какой-то человек может плакать каждый день и так тысячу дней подряд. Ночью мои мысли только о том, что он испытал, и как он, должно быть, разочаровался в человечестве. Затем я снова начинаю думать о том, как прожить следующий день», – рассказывает Джи.

Она объясняет, что её мучает неизвестность в которой Джи находится уже три года. Несмотря на то, что она напрямую обращалась к послу Таджикистана в США с просьбой предоставить результаты расследования, чтобы узнать правду о гибели сына, информацию ей не передали. Вопросы, которые не дают ей покоя заключаются в подробностях происшествия: где именно скончался её сын – на дороге или в больнице, куда он был отправлен; кто доставил его к врачам и был ли рядом с ним кто-то, когда Джей умирал.

Еще Джи задается вопросом о том, почему местная полиция не смогла предотвратить терракт, в который было вовлечено так много людей, и почему им не удалось защитить мирных граждан, которые путешествовали по территории нашей страны.

«Я должна знать правду, какой бы она ни была. Сын не может рассказать всё, что он пережил, и мне нужно получить детали расследования, потому что я больше не могу так жить: постоянно представлять себе то, что случилось с моим сыном», – объясняет она.

«Я надеюсь увидеть вашу страну до того, как я умру»

Через год после трагедии СМИ Таджикистана сообщали, что местные власти пригласили Джи посетить республику, но от приглашения она отказалась.

«Да, ваше правительство действительно приглашало меня посетить Таджикистан, и они предлагали оплатить все мои расходы на поездку. Однако, в то время я была не в состоянии путешествовать, а теперь мы потеряли контакт с вашей страной, и я сомневаюсь что приглашение всё ещё в силе.

Однако, я надеюсь увидеть вашу страну до того, как я умру: побываю там, где Джей совершил свой последний вздох, лягу на то место, где он умирал, пойму, что он чувствовал, когда путешествовал мимо заснеженных прекрасных гор вашей страны», – пишет она.

Кроме того Джи сообщает, что она не получила компенсацию морального ущерба, о которой шла речь сразу после трагедии.

«Ваше правительство информировало нас через моих государственных представителей, что мы получим компенсацию. Нам объясняли, что у Таджикистана никогда не было необходимости выплачивать такие компенсации, поэтому они должны решить этот вопрос через судебную систему. Однако, затем контакты прекратились, и я ничего не знаю о решении суда», – рассказывает Джи.

Её желание получить компенсацию связано с тем, что 1 января 2020 года, Джи зарегистрировала фонд в память о Джее – Simply Be Kind Foundation, который нуждается в поддержке.

«В центре внимания нашего фонда разные увлечения Джея – это экологические и социальные вопросы, культурное разнообразие, природа, в том числе и езда на велосипеде. И наш девиз: «Будьте добры к планете, друг к другу и к себе», – пишет Джи.

Она напоминает, что Джей был очень разносторонн

Фото из блога Джея www.simplycycling.org

им человеком, который придерживался идеям минимализма и, например, сам построил себе крошечный дом; что он трепетно относился к окружающей среде и очень любил людей. Всеми своими чувствами и идеями он делился на сайте, который они с Лорен создали специально для своего кругосветного путешествия.

«Однажды Джей пророчески написал: «Я могу умереть, делая то, что люблю, но также я могу умереть, никогда не прожив жизнь по-настоящему. Второе для меня было бы гораздо большей трагедией». И Джей и поступил именно так: он умер, занимаясь любимым делом», – вспоминает Джи.

Фонд имени Джея был создан всего за несколько недель до пандемии COVID-19, которая отодвинула все планы по развитию организации на второй план.

«Но мы не сдаемся! Для меня нет ничего важнее, чем продолжать наследие Джея, демонстрировать его философию, продолжать вдохновлять людей и поддерживать его идеи», – обещает Джи.

Ещё до открытия фонда она обращалась с письмами (есть в распоряжении редакции – прим. ред.) на имя главы администрации президента Озоды Рахмон и министра иностранных дел Сироджиддина Мухриддина, в которых писала о своих планах и спрашивала о компенсации. Ответа на них она не получила, но всё ещё продолжает ждать реакции из Таджикистана.

«Это был бы замечательный жест, напомнивший нам, что Джей не забыт. Вклад в фонд был бы актом сострадания, сочувствия и доброты со стороны правительства Таджикистана», – считает Джи.

Фото из блога Джея www.simplycycling.org

Она признаётся, что даже спустя три года всё ещё не может поверить в то, что Джея больше нет:

«Мысль о его смерти непостижима. Это темное место, куда я стараюсь не ходить. Как я могу прожить остаток своей жизни, будь это 5, 10 или 20 лет без него? Я не понимаю, как могли отобрать у Джея возможность продолжать путешествовать и планировать приключения, жениться и иметь детей, встретиться со своими внуками и наслаждаться жизнью, как это делают все люди на земле».


Понравилось? Поделись с друзьями!

0

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
1
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
24
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
3
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
0
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
0
Как так-то?

Send this to a friend