fbpx

Уроки мужества. Как таджичка выполняла свой интернациональный долг в Афганистане

Мохру Хабибова – одна из тех немногих женщин, служивших в составе контингента советских войск в Афганистане и получивших статус «воин-интернационалист».


3
3 points

15 февраля исполнилось 33 года со дня полного вывода советских войск из Афганистана. Для ветеранов-афганцев эта дата одновременно праздник и день памяти о погибших воинах-интернационалистах.

Преподаватель Таджикского Национального университета Мохру Хабибова – одна из немногих женщин, которая имеет статус воина-интернационалиста, так как два года прослужила в Афганистане. Автор Your.tj Шахноз Ализода рассказала ее интересную историю.

Росла как мальчик

Мохру Хабибова родилась 20 декабря 1962 года в селе Кулоли Пенджикента. Ее отец работал в геологической службе, а мать была домохозяйкой.

Среди семерых братьев и сестер, она была четвертым ребенком в семье. Родители серьезно относились к воспитанию и образованию своих детей, и благодаря их стараниям, все выучились, получив высшее образование.

«Хотя у мамы не было высшего образования, она была начитанной женщиной, так как самой доступной вещью в нашем доме были книги, которые мы читали.

Помню, мама однажды сказала: «В свое время мы не смогли учиться и получить профессию и сегодня приходиться поднимать вас на ноги с большим трудом. Обязательно поставьте цель получить высшее образование и специальность, чтобы в будущем вам не пришлось трудно».

В то время девочек из села не пускали учиться в институт, потому что считали, что те, кто уезжает в большие города на учебу, становятся там беспутными.

Сельчане плохо относились к образованным девушкам и не брали их ни в невестки, ни в жены. К счастью, в нашей семье такого не было, главным приоритетом было образование», — рассказывает Мохру Ориповна.

На боевой операции, Афганистан, 1988 год. Фото из личного архива

Роль родителей в судьбе нашей героини была очень большой. По их рекомендации она подала документы на факультет русской филологии Таджикского государственного университета имени Ленина. Сегодня она гордится выбором родителей и уважает свою профессию.

«Когда я закончила школу, отец купил дом в пригороде Душанбе. Мы переехали из села в город. В 1979 году, после окончания средней школы, по совету матери подала документы на факультет русской филологии госуниверситета.

В то время я не была довольна своим выбором, но сегодня думаю, что мамино чутье не подвело: я полюбила свою профессию, благодаря ей заработав репутацию и уважение», — рассказывает наша героиня.

Работа в школе

Мохру Хабибова закончила университет с отличием, получив диплом преподавателя и военный билет со званием лейтенант, так как в те времена девушки тоже учились на военных кафедрах.

По направлению она попала в школу №90 Гиссарского района учителем русского языка и литературы, где проработала два года.

Работать в школе ей нравилось, но она мечтала уехать работать за границу. В те далекие советские времена такое удавалось не всем. Многие профильные специалисты уезжали в двухгодичные командировки в Афганистан, Иран или арабские страны, а по возвращению получали хороший заработок, на который можно было бы приобрести квартиру или машину.

В 1987 году молодая учительница все же решилась подать документы в республиканский военкомат.

Мохру Хабибова, 2022 год

«Я выросла среди четверых братьев, и для меня было обычным делом интересоваться военной тематикой. В детстве часто смотрела вместе с ними военные фильмы, а потом представляя себя на месте киногероев, мы играли дома в «войнушку».

Также с братьями мы играли на улице в футбол, и зачастую они ставили меня вратарем. Если вдруг пропускала мяч в ворота, они по-детски меня лупили, недоумевая, почему я не могу поймать простой мяч?

Я росла как мальчик и никогда не жаловалась родителям. Благодаря братьям, научилась решать собственные проблемы, делать самостоятельные шаги, быть храброй и настойчивой в своем решении», — говорит Мохру Ориповна.

Отцовское благословение

Однажды Мохру встретила своего знакомого, который только вернулся из Афганистана и рассказал о своей службе там. Для подачи документов нужно было иметь двухлетний опыт работы, а также хорошее знание языка фарси. Девушка решила не медлить – это был ее шанс.

«Отец одной моей знакомой работал в то время завотделом в военном комиссариате. Он помог подать документы для поездки в Афганистан в качестве переводчика-инструктора.

Примерно через два месяца директор школы, где я тогда работала, сообщил, что мне позвонили из комиссариата, и я должна там быть в 10 утра. Не думала, что ответ придет так быстро.

Помню, как прибыла 2 февраля в центральный военкомат, и комиссар Авазали Бектошев торжественно зачитал мне сообщение, что руководство Советского правительства приняло мою просьбу, и я должна буду отправиться в Афганистан 7 февраля. То есть через 5 дней.

На торжественном собрании, Баграм, 1987 год. Фото из личного архива

Мои родители не знали о моей просьбе, и всю дорогу от военкомата домой я думала о том, как же сообщить им эту новость.

Когда зашла домой, мама стирала. Я села рядом с ней, потом тихонько сказала, что она может меня поздравить, так как мое заявление приняли и через пять дней я поеду в Афганистан.

Услышав эту новость, ее плечи как будто согнулись, она перестала стирать, и молча посмотрела в мои глаза. Через несколько секунд, она взяла себя в руки и сказала, чтобы я переоделась и пришла ужинать.

Когда наступил вечер, вся семья собралась вместе, чтобы обсудить мое решение. Братья стали сразу протестовать: «Куда она едет? Она еще незамужняя девушка, кто допустил ее к службе?».

Но мой папа, человек с великим сердцем, который по своей природе был тихим и немногословным человеком, обратился к братьям: «Родина поручила эту трудную задачу моей дочери, выбрав именно ее. Вы тоже можете пойти служить, заплатив свой гражданский долг. Если она хочет уехать, пусть уезжает, я дам ей свое благословение», — вспоминает Мохру Ориповна.

«В воздухе пахло кровью»

Мохру Хабибова уехала в Афганистан 7 февраля 1987 года, ее спутницами были три таджикские девушки, которые впоследствии стали ее боевыми подругами, они до сих пор поддерживают связь друг с другом.

«Когда мы прибыли на самолете в Афганистан, и по приземлению дверь открылась, я почувствовала себя в незнакомой обстановке, — рассказывает Мохру Ориповна. — В воздухе пахло кровью и порохом. Меня охватило чувство, которое невозможно описать. Там нас встретили солдаты, и я впервые с близкого расстояния увидела боевое снаряжение и технику, мне было очень интересно.

Вдруг подбежал какой-то человек и сообщил, что только что взорвали самолет с солдатами, которые возвращались домой, и что все они погибли. Эта новость оглушила меня как бомба, это было ужасно.

Мне стало грустно, потому что я представила, как родители ждали своих сыновей, которые отслужили свою службу и счастливые возвращались домой, а теперь их нет… Для меня это было неудачным началом».

Боевая операция в Гардезе. Зима 1988 года. Фото из личного архива

«Что ты делаешь на службе?»

Мохру Хабибова начала свою службу в Баграме, где ее назначили инструктором среди афганских женщин в местных сообществах. Она делала все, что было в ее силах, чтобы помочь и поддержать их.

«После прибытия в Баграмский военный комиссариат к нам приехал старший военком и отправил всех по назначению, — рассказывает Мохру Ориповна. — Когда он зачитал мою фамилию, и я ответила, он посмотрел на меня сурово и спросил: «Что ты здесь делаешь, зачем приехала?». Я ответила, что приехала служить.

Тогда командир сказал раздраженно: «Ты не обязана служить, ты должна быть сейчас замужем». Увидев во мне молодую и хрупкую девушку, военком не поверил в мои способности и мужество и сказал, что посмотрит, как я буду продолжать свою службу».

В гостях у афганских друзей, 1987 год. О судьбе Фавзии ничего не известно. Фото из личного архива

Служба в Афганистане

Первой женщиной-афганкой, с которой она познакомилась в Баграме была глава женских общин госпожа Шафика, она познакомила ее с другими афганскими женщинами.

Мохру в основном, занималась адвокацией, разъяснительной работой и поддержкой среди местных женщин и населения в общем.

По словам нашей героини, условия жизни афганских женщин в то время были в тысячи раз лучше, чем сейчас. Они свободно ходили по улицам, без хиджаба, некоторые носили даже европейскую одежду.

Первая советская женщина в операции «Хост»

Помимо службы в Баграме, Мохру Хабибова также служила переводчиком в военных операциях. Она была первой советской женщиной, принявшей участие в Хостской операции.

На встрече с афганскими старейшинами. Фото из личного архива

«Помню свой первый поход, как мы шли по улицам провинции Хост и встретили группу моджахедов с длинными волосами и бородами, с оружием в руках. Они сидели под деревьями и защищали свою местность», — вспоминает она и объясняет, что Советский Союз имел с ними некую договоренность: советские войска будут давать им бесплатно продукты, а они не будут стрелять в наших солдат.

Люди тогда голодали и нуждались в советской помощи. Солдаты раздавали в этой провинции соль, потому что это было тогда самым ценным продуктом.

«Помню, как тамошние лавочники возмущались и говорили, что пришли «шурави» и разорили их торговлю, потому что продаваемую ими втридорога соль, уже никто не покупает. Отряд, в котором я служила, раздавал местному населению продукты, одежду, тетради, книги», — отмечает она.

Столкнувшись со смертью

Наша героиня за время несения службы объездила половину городов и провинций Афганистана. Она служила в Кабуле, Панджшере, Саланге, Джелалабаде, Гардезе, Парване, Хосте и других частях Афганистана. В ее жизни столько незабываемых моментов, что она до сих пор вспоминает их со слезами на глазах.

«В Хосте в каждой деревне был советский штаб, со старейшинами общин была достигнута договоренность не иметь дела и не противостоять солдатам, которые раздавали людям еду на грузовиках, — рассказывает она. — Если бы советские гуманитарные сотрудники были расстреляны, они понесли бы наказание в соответствии с соглашением».

Мохру Ориповна вспоминает случай, когда однажды нужно было раздать продукты в одном из селений, а для общения с лидерами местной общины требовался переводчик. Она вызвалась переводить и поехала с начальником и солдатами. Посреди дороги их встретили вооруженные душманы.

На собрании в честь 8 марта, Кабул, 1988 год. Мохру вторая слева. Фото из личного архива

«Начальник тихонько сказал мне, что если вдруг начнут стрелять, мы сразу должны развернуться и попытаться уехать. Я предложила ему: «Давайте остановимся. Если мы свернем с дороги, они нас расстреляют. Мы все умрем или попадем в плен».

Когда афганцы вдруг увидели меня, то были удивлены, что, мол, здесь делает женщина? Конечно, тогда я очень испугалась, но взяла в себя в руки и на вопрос, что вы здесь делаете, ответила им, что везем гуманитарную помощь, тетради, ручки, книги для детей и продукты.

Мы хотели бы встретиться с вашим председателем и передать продукты жителям села. Они сообщили, что лидера нет, и они будут сопровождать меня на всем пути, чтобы удостовериться, что я не обманываю, в противном случае, они убьют меня.

Когда я вернулась в казарму, командир позвал меня и сказал: «Почему ты поехала с ними без моего согласия? Я – твой командир и отвечаю за тебя. Если бы они тебя убили или взяли в плен, что было бы?». После этого случая я поняла, как опрометчивы были мои действия, но к счастью, все тогда завершилось благополучно», — отмечает она.

Наша героиня несколько раз сталкивалась со смертью. Когда они возвращались из Хоста на самолете, взорвался самолет, который летел рядом. Она не знала об операции, и когда прибыла в Баграм, все были потрясены, увидев ее живой и невредимой и рассказали историю о бомбардировке самолета.

Мохру Хабибова отмечает, что между жизнью и смертью было небольшое расстояние, но, к счастью, все обошлось благополучно.

«Шурави» в жизни афганцев

Комментируя советское вторжение в Афганистан, Мохру Хабибова говорит, что если бы не американское вмешательство, они никоим образом не проникли в страну и ситуация в Афганистане не была бы столь напряженной, не погибли бы тысячи солдат.

«История покажет в будущем, каким было отношение Советского Союза к Афганистану и как оно будет оцениваться с течением времени», — говорит она.

По ее словам, выполнять свой интернациональный долг не было личной инициативой всех ребят. Советское правительство отправляло повестку в каждую семью, где были сыновья призывного возраста или отслуживший мужчина, который должен быть мобилизован на военную службу в Афганистан.

«Никто не имел права отказаться от призыва, они были вынуждены идти воевать вопреки своему желанию. Сейчас, когда слышу, что некоторые люди с укором говорят участникам афганской войны, что, зачем вы, мол, пошли убивать своих братьев, становится не по себе.

Добровольно ли шли умирать те молодые солдаты? Они были вынуждены принять вызов и пойти на военную службу. А в чем виноваты тысячи покалеченных войной солдат, которые вернулись инвалидами?», — с возмущением говорит Мохру Хабибова.

Мохру с супругом Рустамом

Жизнь после «Афгана»

Наша героиня многому научилась за два года службы в Афганистане. По ее словам, после возвращения домой больше не было той улыбчивой, беззаботной и веселой девушки, потому что каждая минута жизни проходила там под страхом смерти.

Вернувшись из Афганистана, Мохру стала совсем другой: из беззаботной девочки-романтика она превратилась в серьезного человека, стала самостоятельной и местами, даже суровой.

«Когда мы встретились с мамой, она сказала мне: «Доченька, когда я смотрю на тебя, мне кажется, что напротив сидит моя ровесница. Почему ты так постарела? Скажи мне, почему ты такая грустная?» В ответ я лишь улыбнулась. Афганистан стал для меня жизненным уроком, уроком мужества и стойкости», — вспоминает Мохру Ориповна.

Она вернулась на родину в 1989 году с последним контингентом советских войск, а в 1991 году вышла замуж за военнослужащего, который тоже служил в Афганистане.

«В феврале 1991 года меня как воина-интернационалиста пригласили принять участие на одном мероприятии.

В тот день в зале я увидела молодого человека крупного телосложения в военной форме, увешанного боевыми наградами, а после выступления он подошел ко мне и мы познакомились, расспрашивая друг друга о своей службе. Через полгода, когда я шла на почту, мы случайно встретились перед памятником Ленину.

Поговорили немного, и между делом, он поинтересовался, обзавелась ли я своей семьей? Услышав, в ответ «нет», он как-то сразу предложил выйти за него замуж. В шутку ответила: «Почему бы и нет?». Вот так мы и поженились с Рустамом», — вспоминает, улыбаясь наша собеседница.

Сегодня Мохру Хабибова — мать троих замечательных детей, каждый из которых выбрал свой путь и добился успеха.

Наша героиня никогда не рассказывала своим детям о своей поездке в Афганистан и своих воспоминаниях о войне. Она признается, что всегда старалась воспитывать детей в духе мира и доброты, чтобы они не знали о тяготах войны и жестокости.

Мохру Ориповна говорит, что в детстве они играли с медалями своих родителей и воспринимали их как обычные игрушки.

Быть педагогом

После возвращения из Афганистана Мохру Хабибова стала преподавать русский язык иностранным студентам на факультете русской филологии Таджикского госуниверситета.

В 1996 году он работала переводчиком в группе Погранвойск Таджикистана, а после увольнения с военной службы, вернулась на преподавательскую работу в свой университет, где по настоящее время продолжает вносить свой вклад в подготовку молодых кадров для страны.

Наша героиня разделила свою жизнь на две части: одна прошла на военной службе, а другая – в самой мирной профессии — педагогике.

«Нам необходимо ценить мир и спокойствие на нашей земле. Трагедии, выпавшие сегодня на долю народов Афганистана, Ирака, Сирии должны стать для нас уроком, — говорит она. — Самое лучшее благо — мир и свобода, поэтому желаю народу Афганистана как можно скорее достигнуть всего этого».


Понравилось? Поделись с друзьями!

3
3 points

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
4
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
0
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
8
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
0
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
0
Как так-то?

Send this to a friend