fbpx

«Она без меня умрет». Как одинокая женщина и ее дочь с инвалидностью выживают в Турсунзаде

Малика со своей 24-летней дочерью Шудринг, у которой ДЦП, проживает в комнате размером в четыре квадрата. Женщина не хочет отдавать дочь в интернат, потому что уверена дочь без нее пропадет.


3
3 points

49-летняя Малика Меликузиева уже 22 года живет с дочерью в родительском доме, в крохотной комнатке, которую выделил ей покойный отец. В стареньком и ветхом доме помимо нее живут двое братьев со своими семьями и ее пожилая мать.

Знакомые посоветовали отдать Шудринг в интернат для людей с инвалидностью и уехать работать в Россию. Хукумат города Турсунзаде также неоднократно предлагал определить ее дочь туда, но она отказывается.

«Моя дочь не может жить без меня, а я – без нее», — говорит Малика.

Шудринг

Шудринг не может ни ходить, ни разговаривать. Девушка не агрессивная, но бывает кричит, когда не видит мать. Когда Малика рядом, девушка улыбается.

Раз в несколько месяцев у Шудринг случаются судороги. У девушки слабый иммунитет, поэтому она часто простывает. К тому же, пол комнаты, на котором она лежит уже более 20 лет отсырел и стал ветхим, из-за этого матрасы пропускают влагу.

Малика в прошлом году обошла многие организации, надеялась что кто-нибудь поможет с покупкой хоть маленького, но собственного жилья. Пыталась даже беспроцентную ссуду в банке получить, но банки не дают без процентов. Международный банк Таджикистана оказал помощь семье и выделил 10 тысяч сомони, которые ушли на лечение Шудринг, тогда у нее едва не отказали почки.

По направлению Минздрава для дальнейшего бесплатного лечения девушку отправили в институт гастроэнтерологии им. Мансурова, но, по словам матери, на проезд и лекарства ей все равно нужны были деньги, поэтому она не смогла положить дочь в больницу.

У Шудринг нет инвалидной коляски. Поэтому она весь день находится в комнате. Только в безветренные и теплые дни весной и летом девушку усаживают на курпачу во дворе перед воротами, чтобы через открытую калитку она могла увидеть улицу и людей, которые проходят мимо. Это единственное развлечение и «окно в мир» для больной Шудринг.

Чтобы возить дочь в больницу, Малика просила коляску о соседки. «Конечно, мне трудно самой сажать взрослую дочь в коляску, поэтому приходится просить прохожих о помощи. К счастью, большинство мне не отказывают и помогают», — говорит Малика.

Многих удивляет не обычное имя дочери Малики. Она говорит, что так ее назвал покойный дедушка. В свидетельстве о рождении она так и указана. Но сама Малика называет дочь по-своему: Комилой, что в переводе означает «совершенная». Мать объясняет, что она так назвала дочь в надежде, что однажды она поправится и пойдет в школу, как и ее ровесницы.

Предательство мужа

Малика рассказывает о своей жизни. Она мечтала стать учителем и после окончания школы поступила в Душанбе в Таджикский педагогический институт русского языка и литературы.

К сожалению, через год учебы началась гражданская война, и Малике пришлось бросить учебу. Вскоре ее выдали замуж. Из-за военных событий беременная женщина временно уехала в Уфу к сестре и родила там сына, но по возвращению домой, так и не смогла найти своего мужа и до сих пор не знает, жив он или нет.

Отец Малики был вынужден выделить дочери и внуку единственную свободную комнату размером 2 на 2 метра.

Малика вышла замуж во второй раз в 1998 году. Дом ее мужа находился в Шурчинском районе Сурхандарьинской области Узбекистана, куда он ее отвез, обещав потом забрать и ее сына.

«Я вышла замуж потому, что хотела отдельного жилья и отца для своего ребенка. Но позже узнала, что оказывается, у моего супруга в Шурчи есть еще две жены. Но деваться было некуда, я продолжала терпеть и жить с этим мужчиной», — рассказывает Малика.

Шудринг родилась здоровой, но в семимесячном возрасте из-за высокой температуры у нее случились судороги. Врачи в Шурчи были не в состоянии помочь ребенку.

Малика вернулась в Таджикистан, чтобы показать ребенка врачам в Душанбе. По ее словам, все затраты на больницу и лекарства покрывала ее мать, пока сбережения ее родителей не закончились.

Женщина обратилась к мужу, но он сказал, что ему не нужна дочь-инвалид и пропал навсегда. Так Малика снова осталась одна.

Теперь уже с двумя детьми, она была вынуждена вновь вернуться в ту же тесную комнатку, которую ей выделил отец.

Сыну Малики было в то время 7 лет, и он должен был пойти в школу. Но она оставила малышку сыну и вышла работать на рынок, чтобы прокормить своих детей.

Сын пошел в школу только через два года, в 9 лет, пока Малика не смогла его обеспечить школьной формой и учебниками. Мальчик присматривал за сестренкой до начала уроков, пока с рынка не приходила мать.

Так прошло несколько лет, но по указанию местных властей автолавки закрыли и на месте рынка возвели парк культуры.

В тот год сын Малики уже был восьмиклассником. Мальчик бросил школу, чтобы работать грузчиком (аробакашем) на рынке, а мать ухаживала за больной дочерью.

Бытовые трудности

Сын обзавелся своей семьей и ушел из дома, снимая квартиру. Сейчас у него двое детей, он работает на стройке, но материально мать больше не поддерживает.

У Малики никогда не было кухни, так как ее хозяйство разделено от семей ее братьев и в общую столовую ее не пускают.

До недавнего времени она спала, ела и раскладывала продукты питания все на тех же 2х2 метрах. Малика вместе с сыном соорудили из ненужных досок и старых ящиков кладовую для хранения посуды и продуктов рядом с комнаткой.

Бесплатная еда

Ежедневно в 11 часов дня наша героиня отправляется в благотворительную столовую, которую открыл известный предприниматель Ходжи Неъмат Усмонов. Там раздают бесплатно горячую еду и буханкой хлеба всех малоимущих жителей города.

Пока женщины нет дома, за Шудринг присматривает 75-летняя мать. Но бывают дни, когда пожилая женщина тоже болеет и не может прийти к внучке. В таких случаях, Малика запирает дочь на ключ и старается как можно скорее принести еду домой.

Завтрак и ужин Малики и ее дочери состоят из хлеба и чая с сахаром. Основное питание, горячую пищу они принимают только в обед, когда приходит бесплатная еда из столовой.

Иногда Малика устраивает «праздничный» ужин и варит на плите картофель. Для повышения иммунитета весной женщина кормит дочь чесноком, потому что это самый дешевый способ уберечься от простуды.

Мечтая о доме

В начале этого года исполнительный орган государственной власти города Турсунзаде сделал женщине подарок — учитывая тяжелое положение семьи, выделил для Шудринг 6 соток земли.

«Согласно решению властей под строительство дома нам выделили земельный участок в селе Савли, что в 11 км от Турсунзаде. Но когда я поехала посмотреть землю, чиновники сказали, что мне дали землю на холмах села Кароматкуча, примерно в 22 км от города.

Чтобы добраться до этого места мне нужно заказывать машину, плата туда и обратно обойдется мне около 100 сомони. При этом, там нет ни центра здоровья, куда я смогла бы обратиться за неотложной помощью, ни других социальных объектов», — недоумевает женщина.

Несмотря на такие трудности женщина намерена поскорее начать строительство дома, но у нее нет на это средств.

«Соседка предложила поехать в трудовую миграцию в Россию, но для этого надо сдать дочку в интернат. Я не согласилась, она сама уехала», — с грустью сказала на прощание Малика.

Нодира Собирзод, журналист

Данный материал стал возможен благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID) и подготовлен в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP, реализуемой Internews при финансовой поддержке USAID. Your.tj несет ответственность за его содержание, которое не обязательно отражает позицию USAID или Правительства США, или Internews.


Понравилось? Поделись с друзьями!

3
3 points

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
0
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
3
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
0
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
0
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
1
Как так-то?