fbpx

Некуда бежать. Нет грантов – нет шелтеров для жертв насилия?

Мы нашли в Таджикистане только три убежища для жертв домашнего насилия, которые полноценно функционируют.


2
2 points
Иллюстрационное фото. Кадр из социального ролика производства студии Art-Vision

Насилие в семье, особенно когда с ним сталкиваются женщины, одна из самых актуальных проблем в Таджикистане.  Как оказалось, с жертвами работают в основном общественные организации. По просьбе госструктур, женщин помещают во временные убежища – шелтеры. Но их в Таджикистане очень мало.  

Автор Your.tj  Малика Сафарзода узнавала о «подводных камнях» в работе шелтеров.

Никто толком не знает, что именно подразумевается под названием «шелтер». Приют? Убежище? Кризисный центр? Какие он предоставляет условия? Кого могут туда взять, а кому отказывают? Зачем они нужны? И вообще, не опасно ли это при нашем-то менталитете, когда можно запросто оклеветать женщину, никогда не ночевавшую за пределами своего жилища?

По словам правозащитников, шелтеры – дело трудоемкое, они не могут функционировать временно, поэтому часто те организации, которые хотят их открыть на гранты от международных доноров, в итоге отказываются от такой идеи.

Вместе с тем, мы нашли организации, при которых такие шелтеры функционируют. Мы нашли всего три по всей стране, которые функционируют полноценно. Был четвертый, но его передали государственному ведомству. И теперь он жертв домашнего насилия не принимает.

«Гулрухсор» спасает жизни

Кризисный центр и убежище для жертв домашнего насилия «Гулрухсор» функционирует в Таджикистане уже 25 лет. В центр, расположенный в Худжанде, обращаются женщины из всех регионов Таджикистана. Они оказывают обратившимся психологические консультации, медицинскую помощь, предоставляют адвоката, помогают найти работу и временное проживание.

Фото предоставлено центром «Гулрухсор»

«В начале пандемии в связи с ситуацией самоизоляции, женщины чаще стали обращаться к нам. Так как мы не получаем никакой помощи от государства, в этот период нам катастрофически не хватало денежных средств, мы решили открыть alif-кошелек, чтобы желающие смогли помочь нам. Все денежные поступления уходят на нужды нашего приюта, в котором мы временно размещаем жертв семейного насилия, обеспечивая их четырехразовой пищей и средствами для личной гигиены. Стандартный срок пребывания в приюте, 10-14 дней. За это время женщины приходят в себя после пережитого стресса, обдумывают свое дальнейшее положение и принимают решения», – объясняет руководитель Центра Гулрухсор Абдуллоева.

В центре говорят, что самым тяжелым бременем для всех служб, помогающих жертве семейного насилия, является предоставление временного приюта. Поэтому, начиная от отделов по работе с женщинами и семьей при хукуматах до участковых милиционеров просят разместить женщину с детьми, в так называемом шелтере – временном убежище, которые находится при Центре.

Во многих странах мира, особенно, в развитых, такие центры функционируют давно, поэтому там все налажено и обговорено: сами потенциальные жертвы примерно знают, куда обращаться, какой вид помощи окажут в центре, на каких условиях разместят в шелтере.

Как правило, в шелтерах жесткая дисциплина, которой надо придерживаться. Это ведь не отель и не собственная квартира, и жертва семейного насилия, которая является основным бенефициаром, должна понимать, чего следует ожидать ей и ее детям во временном убежище от родственника-тирана.

По словам Абдуллоевой, кроме проблемы с финансированием, руководителям шелтера приходится иметь дело с агрессивными родственниками жертвы, которой они помогли.

«Ещё одна из проблем кризисного центра это то, что в результате ссоры женщина ищет защиты у нас в убежище. И часто, преследующие ее родственники, приезжают в центр раздраженные, показывают свое недовольство, выливая всю свою злобу на нас. Мы готовы к такой реакции, поэтому работаем и с этой категорией людей, пытаясь объяснить критичность положения жертвы. В большинстве случаев, мы находим общий язык. К тому же статус Центра дает возможность поддерживать отношения с судебными органами, милицией и прокуратурой. Это знают родственники обратившихся к нам женщин, поэтому стараются быть более сдержанными», – рассказывает Гулрухсор Абдуллоева.

Гулрухсор Абдуллоева. Фото предоставлено центром «Гулрухсор»

По ее словам, пострадавшие от насилия в семье могут быть разного социального статуса, но их объединяет то, что им грозит опасность, и срочно нужна крыша над головой, пусть и временная.

Самая большая сложность в организации шелтеров, как оказалось, это то, что приютить человека -затратное дело: необходимо обеспечивать жертву и ее семью питанием, условиями содержания (электричество, тепло, вода и т.д.), а также предоставление медицинской и правовой помощи, что также стоит определенных денежных средств.

Поэтому открытие шелтеров – это больше дело государства, которое может выделять на его содержание субсидии. У нас такого, как оказалось, нет.

1313 вам в помощь

Государственных приютов для жертв семейного насилия в настоящее время в стране нет. Комитет по делам женщин и семьи сотрудничает с общественными организациями, которые имеют приюты, и, если обратившемуся необходим временный приют, отправляют в такие организации.

Вместе с тем, выяснилось, что Комитет по делам женщин и семьи имеет кабинеты доверия во всех регионах республики, в которых люди могут обратиться за помощью к профильным специалистам.

«При Комитете действует горячая линия по номеру 1313, которая работает 24 часа в сутки и помогает жертвам семейного насилия, предоставляя бесплатного адвоката и оказывая психологическую помощь. Если понадобится, мы едем к обратившимся и стараемся устранить проблему на месте. В случае, если жертве семейного насилия понадобится медицинская помощь, мы направляем ее/его в кабинеты социально-медицинской поддержки, которые находятся при столичном роддоме №2 и Национальном медицинском центре в Душанбе, а также при больницах других регионов республики», – говорит Джавохир Акобирова, начальник отдела гендерного развития и международных отношений Комитета по делам женщин.

После этого, Комитет направляет жертву к своим партнерам – в общественные организации, которые с ними работают.

«Если женщина обратилась непосредственно к нам, мы обязательно помогаем ей. Плохо то, что многие женщины терпят насилие в семье и не хотят обращаться за помощью или возможно, не знают, куда следует обращаться.  Мы настоятельно просим тех, кто сталкивается с насилием и терпит, боясь огласки или по другим причинам, обращаться в отделы по работе с женщинами и семьей при хукуматах, где мы поможем помириться с мужем или со свекровью, в общем, постараемся сделать все, чтобы семья не разрушилась», – добавляет Акобирова.

По ее словам, в Комитете сталкивались со случаями, когда некоторые женщины, наоборот, пользуясь удобным случаем и под ширмой «мои права защищены законом», желают, чтобы их поместили в приюты.

«Они хотят немного отдохнуть от домашних дел в кишлаке и получить бесплатное содержание на время. Большинство из таких женщин вынуждены жить под одной крышей с бывшими родственниками, потому что они получили «маскун» – право на угол в доме мужа, и когда их такое положение дел не устраивает или они не желают возвращаться в отчий дом, то выбирают такой способ. К тому же, большинство отказываются работать, когда мы им предлагаем место работы», – отмечает она.

«Гулрухсор»

«Корвони Умед» – остров надежды

В самой столице как оказалось, функционирует всего один шелтер. Общественная организация «Корвони Умед» имеет приют для женщин -жертв семейного насилия в Душанбе. Здесь оказывают помощь не только душанбинцам, но и жителям из всех городов и регионов республики. Приют рассчитан на 10 человек, и если кто-то приходит сюда с детьми, тогда одновременно могут принять до 6-7 нуждающихся.

«Вначале мы изучаем ситуацию, в которую попал обратившийся человек, и, если это необходимо, помещаем в приют. Срок нахождения в нашем приюте от 3 до 6 месяцев. В этот период мы работаем с потерпевшими: оказываем психологическую помощь.  Если женщина не образованная и ей негде работать, так как мы не можем обеспечивать жильем навсегда, то проводим обучающие трехмесячные курсы по некоторым специальностям, после чего она получает диплом и может устроиться куда-нибудь на работу. Если у нас появляется возможность, то мы обеспечиваем и рабочим местом», – пояснили в организации «Корвони Умед».

Оказывается, и у «Корвони Умед», как и у кризисного центра «Гулрухсор», иногда бывают проблемы с родственниками жертвы.

«Был случай, когда одна женщина – жертва насилия  осталась в нашем приюте на несколько месяцев. Позже, как-то ее муж узнал о месте, где прячется его жена, и пришел к нам. Он устроил скандал, мы объяснили ему ситуацию и в итоге, после долгих переговоров, пошли на компромисс. Вскоре супруги помирились и в настоящее время живут в своем доме.  Такие случаи бывают в двух случаях из десяти, и мы стараемся наладить отношения в семье и помирить супругов», – рассказала нам сотрудница организации в условиях анонимности.

Иллюстрационное фото

«Фемида» окажет психологическую поддержку

Центр социально-правовой поддержки женщин и подростков «Фемида», предлагает жертвам домашнего насилия оказание правовой и психологической поддержки. По словам сотрудников организации, в  2013 году они открыли приют для жертв семейного насилия, но совсем недавно – в январе текущего года, передали приют государству.

«У нас до начала этого года функционировал приют для женщин – жертв семейного насилия, но недавно мы передали его министерству здравоохранения и социальной защиты населения республики. В настоящее время мы можем оказать жертвам только правовую и психологическую помощь, но в случае, если понадобиться приют, мы перенаправляем  кейс обратившегося человека к сотрудникам минздрава, они изучают ситуацию, и в случае необходимости, могут разместить его в приют»,  – объяснила ситуацию руководитель центра «Фемида» Саноат Солиева.

Но в департаменте социальной защиты населения при министерстве нам сказали, что приюта для жертв домашнего насилия у них нет. Они предоставляют временное жилье только для жертв торговли людьми.

Центр «Гамхори» позаботится о вас

В 2016 году в рамках Проекта по предотвращению домашнего насилия на базе общественной организации «Гамхори» в г.Бохтар  Хатлоской области, был создан приют для временного размещения жертв домашнего насилия.

«В приюте может размещаться четыре человека с детьми сроком до 14 дней.  В данном приюте пострадавшие от домашнего насилия могут получить услуги со стороны психолога, юриста, врача и социального работника. Если по истечению срока пребывание в приют мы не смогли решить проблемы пострадавшего, срок продлеваем до 30-40 дней. До размещение жертву в приют мы с начало хорошенько изучаем ситуацию, что на самом деле нуждается ли этот человек в приют», – объяснила нам руководитель кризисного центра Мавджуда Шарипова.

Как нам удалось выяснить, действующих шелтеров в Таджикистане всего лишь три : один в Душанбе, другой – в Худжанде, третий в Бохтаре, и они функционируют только на грантовой основе. Государство пока не в состоянии им чем-то помочь.

Запомните эти номера

1313 – телефон доверия Комитета по делам женщин и семьи при Правительстве РТ

Кризисный центр «Гулрухсор»: г. Худжанд, ул. Р.Набиева, д. № 111

тел.: 927804074, 987504074, 8342260510.

«Корвони Умед»: г. Душанбе, ул. Н. Хусрав, д. №11, тел: 905 05 38 56

Центр «Фемида»: г. Душанбе проспект Рудаки,д. № 137, тел.: 935016292

Кризисный центр «Гамхори»: Хатлоская область г. Бохтар, ул. К.Абдурахимов, дом 1, тел.: 8-322227879, 902308595


Понравилось? Поделись с друзьями!

2
2 points

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
0
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
1
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
2
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
2
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
0
Как так-то?

Send this to a friend