fbpx

Убежище от жестокости. Где укрыться от домашнего насилия?

На севере Таджикистана в период пандемии увеличилось число обращений женщин в кризисные центры из-за насилия в семье.


3
173 Поделиться, 3 points
Иллюстрационное фото

Недавний вопиющий случай в Раштском районе, когда женщина вместе с тремя детьми выбросилась в реку, показал, что стране необходимо срочно принимать меры в отношении домашнего насилия, ведь закон давно принят. Тем более, когда в условиях самоизоляции случаи насилия участились, и потенциальные жертвы просто не знают, куда обращаться за помощью.

Руководитель кризисного центра «Гулрухсор» Гулрухсор Абдуллаева советует женщинам идти в шелтеры – убежища, которые специально создаются для этих целей.

Агрессия в изоляции

Кризисный центр и убежище для жертв домашнего насилия «Гулрухсор» функционирует в Таджикистане уже 25 лет. В центр, расположенный в Худжанде, на севере страны, обращаются женщины из всех регионов Таджикистана. В среднем, центр принимает до 2000 обращений в год. Но ситуация изменилась во время вспышки COVID-19: случаи домашней агрессии стали расти — было зафиксировано 927 обращений!

Фото предоставлено центром «Гулрухсор»

— Каковы особенности работы кризисного центра в период пандемии? Разве «Гулрухсор» функционировал, когда большинство учреждений перешли на дистанционную работу?

— Мы не смогли закрыть двери центра, несмотря на все предупреждения о распространении вируса. Ни один из наших сотрудников не покинул свой пост, так как, примерно с февраля, количество обращений в наш центр резко увеличилось. Учитывая эпидемиологическую обстановку, большинство обращений мы старались обрабатывать по телефону.

За последние шесть месяцев было зарегистрировано 426 телефонных обращений. Но в случаях, когда дистанционно невозможно было разрешить сложившуюся ситуацию, мы приглашали обратившихся женщин в центр.

— По какому принципу вы размещаете женщин в убежище?

— Не всем обратившимся требуется убежище. Чаще женщина нуждается в консультации психолога или юриста. С такой категорией мы работаем в офисе, и, в дальнейшем консультируем по телефону. Для того, чтобы поместить женщину в убежище, собирается консилиум из числа сотрудников центра, начиная от директора, заканчивая, психологом и соцработником. Иногда женщине достаточно 1-2 дней, чтобы успокоиться, обдумать свое положение и принять нужное решение.

Но бывают случаи, когда к нам поступают в тяжелом критическом состоянии и необходим индивидуальный подход. Стандартный срок пребывания в центре – 10-14 дней. За этот период женщина приходит в себя, восстанавливается. Потом с ней вплотную работают специалисты центра. При необходимости жертве насилия оказывается и медицинская помощь.

— Были ли ситуации, с которыми ваш центр не сталкивался до пандемии?

— Основная проблема, охватившая наше общество сегодня – паника перед вирусом. Страх заболеть. Недавно у нас был такой случай. Женщина поздно вечером почувствовала недомогание, поднялась температура. Муж выгнал ее из дому с двумя детьми. Ночь они провели на остановке «Стадион». Утром она пришла в центр, ее поместили в приют и вызвали «скорую», было подозрение на COVID-19. К счастью, это оказалась обычная простуда. Через пару дней приехал муж женщины, мы провели с ним беседу. Удалось их помирить.

Фото предоставлено центром «Гулрухсор»

Второй случай связан с актуальной на сегодня проблемой — финансами. В условиях пандемии закрываются предприятия, компании, бизнес терпит убытки, люди теряют источник дохода. К нам в Центр обратилась женщина, которая, работая в кафе уборщицей, содержала 9 детей: пять своих и четверых детей брата-инвалида. На работе, кроме зарплаты, ей разрешали забирать домой оставшийся хлеб и овощи. Из-за пандемии кафе закрылось, и женщина осталась без возможности содержать и кормить детей. Мы ее успокоили, помогли найти новую работу. Учитывая крайне тяжелое материальное положение ее семьи, мы оказали помощь продуктами на первые десять дней.

Кстати, деятельность нашего центра осуществляется только благодаря частным пожертвованиям. Учитывая, что все наши сотрудники работают на волонтерской основе, денежные поступления уходят исключительно на нужды приюта: четырехразовое питание, постель, средства личной гигиены. Но в период пандемии, при увеличении обращений, пострадавших в убежище, финансов стало катастрофически не хватать. Поэтому мы открыли alif-кошелек (его номер +992928036070), чтобы получать пожертвования от всех желающих, также за пределами страны. Мы благодарим соотечественников, живущих в России, США, странах Европы за их помощь. Местное население также не остается в стороне. Также с июня работа центра финансируется Программой развития ООН.

Свекровь понимает

— А как реагируют родственники жертв насилия на кризисный центр, были ли случаи агрессии?

— Сейчас люди из-за боязни заразиться находятся дома, ограниченные четырьмя стенами. Накапливается негатив, обостряются противоречия между родственниками. Если в результате ссоры женщина ищет защиты у нас в убежище, то часто, преследующие ее родственники приезжают раздраженные, показывают свое недовольство, выливая всю свою злобу на нас. Мы готовы к такой реакции, поэтому работаем и с этой категорией людей, пытаясь объяснить критичность положения жертвы. В большинстве случаев, мы находим общий язык. К тому же статус Центра дает возможность поддерживать отношения с судебными органами, милицией и прокуратурой. Это знают родственники обратившихся к нам женщин, поэтому стараются быть более сдержанными.

— Кстати, а вы работаете со свекровями? По моим личным наблюдениям, семейные скандалы разгораются на бытовой почве, как раз между свекровью и невесткой…

— Конечно, свекровям мы уделяем особое внимание. Когда взрослой женщиной управляет собственный эгоизм, и она забывает при этом о счастье сына и внуков, мы стараемся разбудить в ней женское сострадание, присущую ее возрасту мудрость. Попадая к нам в офис, свекровь видит, что здесь, действительно хотят помочь решить проблему, и в большинстве случаев идет навстречу.

— На ваш взгляд, почему пострадавшие женщины обращаются в Центр, а не идут к своим родителям?

— Есть родители, которые изначально предупреждают дочерей не возвращаться домой в случае ссоры в доме мужа, потому что не хотят ни с кем ссориться и разбираться: ни со сватами, ни с зятем. Кроме того, в родительском доме тоже могут быть трудности, в том числе и финансовые. Зачастую, для вернувшейся дочери и ее детей может просто не хватать места или своя невестка выражает недовольство из-за вернувшейся золовки. Даже совсем молоденьких женщин, которые недавно вышли замуж и столкнулись с агрессией в новой семье, родители услышать не стараются. Родительский отказ в помощи приводит женщин к отчаянию. В крайнем случае женщина обращается в кризисный центр.

Фото предоставлено центром «Гулрухсор»

— Каким образом люди узнают о вас?

— Кризисный центр «Гулрухсор» активно участвует в общественной жизни страны и области, наши сотрудники систематически выступают по телевидению. О центре знают хукумат, силовые структуры и общественные организации, которые перенаправляют обратившихся к нам. Кстати, география обращений очень обширна: это не только Согдийская область, но и Душанбе, Хатлон. Совсем недавно был случай: сильно побитая, измотанная психологически женщина с четырьмя детьми чудом добралась из Пенджикента. Охваченная паникой и обидой, она все время плакала. За десять дней, которые она провела в центре, мы помогли разрешить ее проблему и вернуться домой.

Возраст не преграда

— После того, как женщина восстановилась и покинула центр, вы поддерживаете общение с ней? Следите за развитием обстановки вокруг нее?

— На каждую женщину, которая когда-либо обращалась к нам, заведена отдельная папка, в которой описана ее история, зафиксирован курс реабилитации, методы психологической помощи и прочие важные данные. В папке также ее контакты, номера телефонов мужа, его родственников, родителей женщины. Раз в неделю социальный работник звонит, интересуется обстановкой у нее дома. К тому же, если она возвращается на предыдущее место проживания, муж пишет заявление, в котором гарантирует психологическую и физическую неприкосновенность своей жены. Таким образом, центр возлагает на него ответственность за дальнейшую обстановку в семье. Часто это, действительно, срабатывает – преданная огласке ситуация находится под контролем и общественное мнение складывается не в пользу агрессивных домочадцев.

— Какой возраст обратившихся женщин преобладает?

— Возраст никогда не являлся преградой для домашней тирании. К нам обращаются несовершеннолетние по фактам изнасилования. А недавно мы работали с 70-летней женщиной, которая всю жизнь терпела деспотичного мужа из-за боязни испортить своим детям будущее. Ситуация с коронавирусом накалила ситуацию в семье настолько, что женщина больше не вытерпела и подала на развод.

— Как часто можно услышать в адрес пострадавших женщин: «Сама виновата»?

— В обществе, где женщина в семье традиционно угнетаема, весьма устойчива высокая степень толерантности к фактам домашнего деспотизма. И даже сами женщины считают такое положение нормой. Согласно исследованию Международного бюро по правам человека, 72% таджикских женщин считают, что ради сохранения семьи женщина должна мириться с насилием. Часто в беседе с жертвой домашнего насилия можно услышать, что она сама виновата во всем: не смогла, не успела, никому не нужна… Если это вовремя не остановить и не привлечь психолога, то женщину начинают одолевать суицидальные мысли. Весной этого года мы дважды столкнулись с попытками суицида. В обоих случаях потребовался сложнейший восстановительный процесс.

Фото предоставлено центром «Гулрухсор»

О чем важно помнить

— Часто бывают истории со счастливым финалом?

— Очень много историй женщин, прошедших через наш центр, завершились счастливо. Даже был случай, когда женщина, которой при поступлении требовалась срочная медицинская помощь, находилась у нас дольше всех (оптимальный для убежища, срок — 14 дней) и на руках уже было решение суда о разводе, помирилась с мужем. В общем, все завершилось благополучно. Если муж искренне раскаивается, просит прощения за принесенные обиды, то женщина с готовностью прощает и возвращается домой, чтобы дети росли в полноценной семье.

— Кстати, как дети реагируют на насилие в семье? Работаете ли вы с детьми?

— В семье, где совершается насилие над женщиной, дети тоже подвержены стрессу. Если женщина пришла к нам искать убежища, то она может находиться там с детьми. Как правило, они напуганы. И хотя у нас нет детского психолога, наш специалист работает с ними. Бывает, что дети сами уговаривают маму развестись с отцом. Можно только догадываться, сколько детских слез и страданий стоит за этой просьбой. Счастливое будущее человека закладывается в родительской семье. Родителям важно всегда об этом помнить.

Кризисный центр «Гулрухсор» работает 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Телефоны доверия +992 92 780 4074, +992 987504074, +992 83422 6-05-10


Понравилось? Поделись с друзьями!

3
173 Поделиться, 3 points

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
0
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
1
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
4
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
0
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
1
Как так-то?