fbpx

«Адвокат незрячих». Как Фотима защищает права людей с инвалидностью

Кому как не ей, девушке с инвалидностью, знать, как трудно защищать права таких же, как она.


1
1 point
Фото Your.tj

15 октября отмечается Международный день белой трости, напоминающий обществу о существовании рядом людей с ограниченными физическими возможностями, о помощи и солидарности. Одной из тех, кто всегда спешит на помощь людям с тростью, является юрист-правозащитник Фотима Шамсиддинова. К ней часто обращаются не иначе, как «адвокати корихо», что означает адвокат незрячих. Но кому как не ей, девушке с инвалидностью, знать, как трудно защищать права таких же, как она.

«Ну и дела, уже и у слепых свои адвокаты»

– Кто написал твое заявление? Очень грамотно все составлено», – спрашивают с недоверием меня в той конторе. Говорю: «Фотима, мой адвокат». «Ну и дела, уже и у слепых свои адвокаты», – слышу в ответ, – оживленно рассказывает незрячая среднего возраста женщина в приемной общественной правозащитной организации «Ноил».

Фотима, молодая женщина, сидящая напротив нее за столом с ноутбуком, улыбается. Ее нисколько не смущает такие обидные эпитеты в ее адрес.

Фотима давно привыкла, что людей с инвалидностью у нас из-за невоспитанности, можно назвать, как угодно: давать прозвища-привязки к собственному имени, типа «кур» (слепой), «шал» (неходячий), «кар» (глухой), «ланг» (хромой). А ее клиент – незрячая Марям, пришедшая на прием со своей племянницей, не видит мимики Фотимы. Она продолжает жаловаться на тех, кто ее обидел.

Фото Your.tj

История у Марям запутанная и поэтому помочь ей может только Фотима. Под снос пошла квартира ее сестры, которой уже нет в живых. Но остался ее сын, который на иждивении у Марям, хотя сама женщина с инвалидностью нуждается в опеке. И теперь застройщики хотят лишить их крова, так как квартира не была приватизирована в свое время.

Улыбка Фотимы – всего лишь на мгновение:

«Грамотный текст заявления говоришь? Я хочу, чтобы законы у нас работали!», – жестким голосом говорит молодая женщина. Ее лицо как-то сразу меняется и становится серьезным. Немногие знают, что сама Фотима тоже имеет инвалидность – у нее неполная слепота.

«Вся аудитория встала на мою защиту»

В нашем обществе человеку с инвалидностью прописывают вечную иждивенческую жизнь. Как же Фотима Шамсиддинова, по сути, незрячий человек, имеющая I группу инвалидности, стала юристом?

И она рассказывает свою историю.

«Дело в том, что я родилась зрячей, но постепенно, со временем, стала терять зрение. Несмотря на предупреждение врачей, родители отдали меня в обычную душанбинскую школу, где я проучилась до 8-го класса. Но как бы я ни старалась, мои глаза стали плохо видеть. Я стеснялась писать, потому что надо было сильно наклоняться и дошло до того, что на уроках просто слушала преподавателя, а после, забирала домой тетрадки одноклассников, чтобы переписать классную работу», – рассказывает Фотима.

В итоге родители в 9 классе отдали девочку в Республиканскую школу-интернат для слепых и слабовидящих детей, который находился в Гиссарском районе. Там она научилась пользоваться шрифтом Брайля и писать конспекты стало намного легче.

После окончания школы, в 2006 году, она твердо решила поступать в университет. И куда? На самый трудный юридический факультет. Трудный потому что конкурс туда всегда был большой. Девушка поступала не по квоте, потому что никаких «поблажек» для людей с инвалидностью, не было. Тем более, на бюджет. Декан факультета сразу сказал, что не может гарантировать поступление. Но Фотима сдала экзамены хорошо.

Первый семестр был самым трудным, девушке приходилось адаптироваться в огромных аудиториях, чтобы хорошо слышать лекции. На ее курсе было всего 18 девушек из 138 человек. Фотима говорит, что со всеми ребятами у нее были хорошие отношения.

«Помню, как-то раз, когда я выстукивала грифелем (специальным приспособлением) по системе Брайля, (так она записывала лекции), один из преподавателей, не знав, о моих особенностях, велел замолчать или покинуть аудиторию, так как стук «бил по его нервам». Тогда вся аудитория встала на мою защиту. Мне было очень приятно за такую толерантность», – вспоминает Фотима

Кстати, университет она закончила на отлично, с красным дипломом. Ей даже предлагали остаться на факультете и преподавать.

Из личного архива Фотимы

«Ко мне стали обращаться люди с инвалидностью»

Работать юристом Фотима начала еще на четвертом курсе. В общественную организацию «Лига женщин-юристов Таджикистана» девушка попала по конкурсу. Что она незрячая, они не догадались, а когда узнали, то удивились и не знали, как им быть. В итоге, с разрешения донора Фотиму взяли на работу с испытательным сроком. Она работала помощником адвоката: в ее обязанности входило составление исковых заявлений.

«Я записывала беседу с клиентом на диктофон, и с помощью специальной «говорящей» программы набирала текст на компьютере. В основном нашими клиентами были женщины, поэтому к нам обращались по поводу развода, получения алиментов, выдачи земельного участка и другим вопросам», – говорит собеседница.

Постепенно к ней самой стали обращаться люди с инвалидностью. Потом она перешла на работу в Общество слепых города Душанбе, затем в Республиканское общество людей с инвалидностью «Имконият». Еще какой-то период Фотима работала юристом-консультантом в Бюро по правам человека и соблюдению законности.

Фото из архива организации

«За плечами был такой опыт, мало не покажется»

Спрашиваю героиню про трудности в процессе ведения дел. Она признается, что в первые годы работы, в том же Бюро по правам человека, приходили на прием клиенты и спрашивали: «А есть кто постарше тебя, а то ты совсем девочка» и это ее немного задевало.

«Ведь за моими плечами уже был такой опыт, что мало не покажется»,- хвалится Фотима.

Все это в итоге вылилось в идею и набравшись опыта, три года назад, в 2017 году она решила открыть свою организацию. Так была основана общественная организация для молодежи с инвалидностью «Ноил», занимающаяся правозащитной деятельностью. Название девушка придумала сама, так как в переводе «ноил» означает «достижение».

За три года ноиловцы достигли неплохих результатов: подготовили Сеть правозащитников по делам людей с инвалидностью, реализовали проекты в целях повышения правовых знаний людей с инвалидностью.

В ее практике есть и судебные дела. Некоторые продолжаются много лет. Например, приходила женщина-опекун, у которой племянник имеет интеллектуальную инвалидность. Уже четыре года они судятся с родственниками из-за квартиры, доставшейся парню по наследству. Недавно суд вынес решение в его пользу, но та сторона написала кассационную жалобу в вышестоящую инстанцию. Теперь клиент Фотимы (с ее помощью конечно) подал встречный иск.

«Все это – моя повседневная работа», – признается Фотима. Кроме этого есть еще и работа по реализации проектов в самой организации.

Из личного архива Фотимы

«Когда тебя вижу, у меня пропадает настроение…»

Что касается защиты прав людей с инвалидностью, то самым главным достижением Фотима Шамсиддинова считает адвокацию (продвижение) подписания Таджикистаном Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью, где есть и толика ее личного участия. А правовую помощь, которую оказывает ее организация, Сеть адвокатов людей с инвалидностью, нельзя недооценить.

«В каждом районе действуют государственные центры правовой помощи, созданные министерством юстиции страны, но если провести мониторинг приема посетителей с инвалидностью, то охват будет очень маленьким. Люди привыкли действовать по принципу «равный-равному» и, узнав о нашей организации, непосредственно обращаются за помощью к нам», – объясняет Фотима.

В 2018 году Фотиме была присуждена премия “ТОП-50” за вклад в развитие общества. Фото из личного архива

Интересные дела творятся в офисе «Ноил». Как рассказала Фотима, по четвергам, например, к ним за консультацией приходят неслышащие, поэтому они приглашают сурдопереводчика, который выступает посредником по делу.

В основном люди обращаются по поводу семейно-правовых отношений (раздел земли, наследство, развод, насилие в семье), но есть также обращения по поводу дискриминации по месту работы или учебы. Фотима с гордостью отмечает, что большинство дел они выиграли.

«А есть конкретный пример дискриминации людей с инвалидностью, ведь у нас нет специального закона по этой теме», – спрашиваю ее.

«Закона нет, но есть в юриспруденции понятие «все, что не запрещено, то разрешено», – отвечает собеседница и вспоминает случай, когда несколько лет назад незрячего парня, у которого было начальное музыкальное образование, не допустили к вступительным экзаменам в Национальную консерваторию.

Ректор сказала ему перед экзаменами: «Когда тебя вижу, у меня пропадает настроение. У нас ты учиться не будешь!». И сделала все, чтобы парень не поступил.

«Сколько инстанций мы ни обошли, никто не смог повлиять. У нее были серьезные связи. Тогда мы написали заявление в генпрокуратуру, привлекли к делу СМИ, омбудсмена и дело приняло широкий резонанс. При содействии правовых институтов, смогли помочь молодому человеку. Он успешно сдал экзамены и стал студентом», – с гордостью рассказывает Фотима.

«Вы что, слепые что ли, зачем вам так много света?»

У Фотимы отличная семья. Вместе с мужем они растят сына.

«Ничто не может сравниться с материнским счастьем, – говорит она. – Конечно, врачи предупреждали, у женщин с плохим зрением после родов состояние ухудшается, но все обошлось. Вообще я вижу силуэт человека и крупные предметы только при дневном свете. Поэтому супруг переоборудовал наше жилье так, чтобы там было всегда светло. Курьезная ситуация: к нам однажды пришел электрик, чтобы установить большие лампы во дворе. «Зачем вам такой яркий свет, это же сколько платить потом придется по счетчику. Вы что, слепые?», – возмущался он, так и не поняв, что все это было сделано для меня. Слава Богу, с домашними хлопотами я справляюсь нормально».

Спрашиваю Фотиму про трость, ходит ли она с ней?

Она признается, что только когда путешествует в другие страны. Например, два года назад Фотима училась на курсах в Японии. Там все оборудовано для людей с инвалидностью и с тростью, без посторонней помощи она гуляла по Токио.

Фото из личного архива

«Заграницей людей с инвалидностью уважают, относятся как к равным. У нас же, в худшем случае – дразнят, в лучшем – считают иждивенцами, обузой. Не люблю, когда жалеют. Также не считаю себя героем. Я такая же, как и все. А вот если напишите жалостливую историю про меня, обижусь. Считаю, что каждый сам строит свою судьбу и достигает своей мечты», – говорит Фотима напоследок.


Понравилось? Поделись с друзьями!

1
1 point

Твоя реакция?

Зачет Зачет
0
Зачет
Бесит Бесит
0
Бесит
Сочувствую Сочувствую
0
Сочувствую
Супер Супер
5
Супер
Окей! Окей!
0
Окей!
Как так-то? Как так-то?
0
Как так-то?

Send this to a friend