fbpx

Таджичка в армии США. Почему Робиябону пошла служить в United States Air Force?

Сегодня у молодой девушки четырехлетний контракт в ВВС США, но она уже планирует его продлить.


4
4 points
Фото из личного архива Робиябону Дустовой.

Молодая таджикистанка, которая 10 лет живет и работает в Америке, была принята на службу в армию США, а точнее в United States Air Force (USAF, ВВС США).

Она выбрала направление «Военная медицина», хотя по специальности бухгалтер-налоговый агент. Робиябону рассказала Your.tj о том, как решила стать военным медиком и как для нее важно быть гордостью покойного отца.

Робиябону Дустова – одна из многих таджичек, кто учится и работает в США. Дорогу в эту страну девушке открыла ее старшая сестра Ганджина. Именно она 10 лет назад предложила Робие поступить в один из университетов Индианаполиса – в штат, где сама проживала.

«Я не могла и мечтать об Америке, ведь я знала, что учиться и жить там дорого, а моя семья из рядовых со средним достатком в Таджикистане. Выросли без отца. Денег на учебу за границей не было. Я думала, что после окончания таджикско-турецкого лицея в 2011 году поеду учиться в Турцию или в республик СНГ», – рассказывает наша землячка.

Но мечта стала явью, когда после окончания лицея Робия прошла отбор в университет Ball State University in Muncie (штат Индиана) и выиграла стипендию для иностранных студентов.

Робия с мамой. Август 2012 года

«Я просто не могла поверить. Как так: я – простая девочка из Душанбе, и вдруг выиграла такую большую стипендию на учебу в Америке? Это было похоже на сон. Но стипендия покрывала лишь 80% учебы. На проживание, питание и другие расходы мне надо было зарабатывать самой. Также надо было оплачивать самой оставшиеся 20% за учебу. Но сестра была рядом и очень помогала мне. Она до сих пор во всем меня поддерживает», – вспоминает Робия.

Жизнь в Америке не была похожа на сказку или голливудский фильм. Робие приходилось много работать, учиться, чем-то жертвовать на пути к своей цели. А цель у девушки была грандиозной – стать военной и помогать людям как делал отец.

Мама осталась одна с тремя детьми

Робиябону с трепетом вспоминает об отце. В семье Дустовых три девочки, Робия младшая, и ей казалось, что любви родителей ей доставалось больше всех. Хотя признается, что повзрослеть пришлось очень рано, отец погиб, когда ей едва исполнилось четыре года. Для семьи Дустовых наступили тяжелые времена.

«Мой отец был милиционером. Умер при исполнении. До сих пор потеря отца не отпускает нас, он был для нас центром Вселенной. Мама тогда осталась одна с тремя маленькими дочками. Было очень сложно, но учебу мы не бросали. Я доучилась в турецком лицее, хотя понимала, как сложно было маме оплачивать мою учебу», – вспоминает Робия.

Она с улыбкой рассказывает о том, как отец по утрам катал ее по округе перед тем, как уехать на работу. Робие тогда было три года, но она прекрасно помнит эту семейную традицию. Отец часто оставался на круглосуточное дежурство и не мог уделять дочерям много времени.

«Мама рассказывает, как она волновалась за него. После его смерти мама оберегает нас за двоих, переживает за нас. Ее поддержка помогает нам с сестрами двигаться дальше», – говорит девушка.

Мама Робии работает учительницей начальных классов в одной из столичных школ. После смерти отца семейства вся тяжесть легла на ее плечи.

«Зарплата учителя сами знаете какая. Она работала в две смены, занималась репетиторством, чтобы нас вырастить, оплачивать учебу и другие нужды растущих детей.

Я помню, как мама часто засыпала далеко за полночь за столом, проверяя домашнее задание учеников, потом через несколько минут просыпалась и вновь бралась за работу.

Ложилась поздно, а утром, когда мы просыпались, на столе уже был завтрак. Мы видели, как ей было сложно одной растить детей. На родственников мы не полагались, так как у каждого свои проблемы. Именно поэтому сёстры как окончили школу и поступили в университет, сразу начинали работать и помогать маме», — вспоминает Робия.

Робия выпускница Ball State University in Muncie (штат Индиана)

То как Робия поступила в турецкий лицей, рассказывает ее сестра Ганджина. По ее словам, при сдаче тестов на поступление в один из престижных лицеев в Душанбе она получила высокие баллы и прошла отбор, ее зачислили в лицей и это очень удивило всех родных девочки.

«Мы были удивлены, что из 250 участников тестирования в турецкий лицей Робия тогда заняла третье место. Она всегда хорошо училась.

Мама очень хотела, чтобы мы получили хорошее образование, вот Робия смогла поступить в лицей и мы были очень рады. Чтобы оплатить учебу мама работала без выходных и отпусков.

Несмотря на усталость, работу в школе в две смены и репетиторство после работы, она успевала еще и с нами делать уроки. Мы читали книги, обсуждали новости, и мама всегда уделяла внимание каждой из нас», — вспоминает старшая сестра нашей героини.

Учеба, работа в офисе и желание все бросить

Первый год в Америке дался Робие очень сложно несмотря на то, что старшая сестра Ганджина была рядом.

«Сначала я поступила на факультет международных отношений. Там было направление «Криминология». Но через год я решила перевестись и выбрала специальность «Бухгалтерия – налоговое администрирование». Во время учебы я работала в университете с иностранными студентами.

В каждом университете есть студенческий центр, где помогают иностранным студентам найти жилье и адаптироваться по приезду. В таких центрах дают консультации, касающиеся правил поведения в университете и городе, объясняют законы штата и страны.

Иностранцев было много и работы соответственно тоже. Мне повезло, я знала несколько языков, поэтому меня охотно взяли на эту работу. Вот так я и зарабатывала на жизнь и учебу», – вспоминает Робия.

Во время учебы в университете Робия, как и все студенты, проходила практику. Работа в офисе нравилась девушке. Она с удовольствием проводила время за компьютером, делала подсчёты и проводила ежедневные консультации для клиентов. Все было размеренно и по-офисному спокойно.

В 2018 году девушка получила степень бакалавра в области бухгалтерского учета, уголовного правосудия и криминологии (Bachelor of Science degree in Accounting and Criminal justice and criminology). Теперь ей было необходимо наработать определенное количество часов, чтобы поступить в магистратуру.

Фото из личного архива Робиябону Дустовой.

«В магистратуру я не пошла. Не потому, что нет желания, просто я знала, что успею сделать это в любое время. Когда я проработала в офисе два года, я стала часто ловить себя на мысли, что что-то не так и что это не мое.

Я мечтала совсем о другом – хотела стать как папа, приносить пользу людям и помогать им. Хотела, чтобы они говорили, что на меня можно положиться.

Я часто думала об этом, хотя изначально мне работа в офисе нравилась. Благодаря ей я помогала людям платить налоги и разбираться в налоговой системе, но потом все стало повторяться изо дня в день, и однажды я просто решила обратиться к рекрутеру», – вспоминает она.

Осенью 2020 года Робия решительно набрала номер рекрутера и предложила ему встретиться. Она рассказала ему о своей мечте, о том, как с малых лет хотела стать военной и быть похожей на отца. Робия очень хотела стать его гордостью.

«Рекрутер меня выслушал, но сказал, что не обещает найти подходящую мне должность. Предупредил, что прежде, чем найти такую работу и поступить в военную структуру, потенциальным претендентам нужно пройти жесткий отбор – тест на знания по разным предметам, психологический тест и медосмотр.

Если все эти показатели будут успешными, то и найти работу в военной структуре США будет возможно», – рассказывает Робия. После разговора с рекрутером девушка согласилась рискнуть.

Буквально через пару дней Робиябону сдала все тесты и успешно прошла медосмотр. Рекрутер, на удивление, быстро нашел подходящие для девушки вакансии.

«Обычно после прохождения тестов претенденты ждут вакансии от 3 месяцев до года. А тут мне сразу же предложили две вакансии – офицер по финансам и военный медик в Военно-воздушных силах США. Так как я не хотела сидеть в офисе и заниматься финансами, я выбрала медицину.

Я не врач, я учусь на медсестру или, как тут говорят, парамедика в скорой помощи. От момента, как я обратилась к рекрутеру, и устроилась на работу в Air Force, прошло две недели. Я и подумать не могла что это реально, ведь я знала, как долго многие ждут этой возможности», – удивлялась Робиябону.

И вот она уже обучается на специалиста по аэрокосмической медицине (Aerospace Medical Service Technician). В первый же день ей объяснили суть обучения: она становится частью состава военных спасателей-медиков скорой помощи, где ее учат оказывать первую медицинскую помощь. Это лишь первая ступень обучения, дальше все будет зависеть от ее желания учиться и совершенствоваться.

Рассказывая о том, где она теперь работает, Робия объясняет, что ВВС США – одна из крупнейших военных структур мира, а по численности личного состава и количеству летательных аппаратов они являются самыми крупными военно-воздушными силами в мире.

Среди подчинённых родов войск – стратегические ракетные войска, военно-космические силы, силы противовоздушной и противоракетной обороны, части специального назначения и т. д. Управление военно-воздушными силами осуществляется через штаб ВВС, расположенный в Пентагоне, в округе Арлингтон, штат Виргиния.

Мама плакала и благословила

В первую очередь, Робия рассказала обо всем старшей сестре, которая была удивлена тем, что девушка, не посоветовавшись, пошла служить в армию, да еще так быстро все устроила.

«Я знала, что если буду советоваться с сестрами, то они будут меня отговаривать, а я твердо все решила и такие разговоры не входили в мои планы. Сестра, в итоге, все поняла и просто сказала, чтобы тем же вечером я позвонила маме в Душанбе и рассказала ей обо всем.

Ее волнение мне было понятно, ведь мама, услышав о том, что я устроилась на работу в армию, сразу же начала волноваться и даже заплакала, так как эта работа казалось ей очень опасной. Я думала, что она будет ругать меня за то, что я не посоветовалась с ней», – вспоминает наша героиня.

Мама Робии выслушала дочь и, поняв, что ее намерения твердые, не стала противиться, хотя сама девушка очень переживала, рассказывая все матери.

«Я понимаю, как тяжело было маме после трагедии, произошедшей с папой, принять еще и то, что младшая дочь пошла по его стопам. Ведь самое страшное для родителей – это пережить своих детей.

Мама думала, раз я пошла в военно-воздушные силы, то буду летчиком, на что я ей сказала, что и это возможно, но не сейчас. Я подробно все ей объяснила, и она меня благословила, сказала лишь, чтобы я берегла себя».

«Дать шанс сказать последние слова»

Робие объяснили, что при необходимости ее в любой момент могут перебросить в регион, где идут военные действия, или туда, где произошла какая-либо катастрофа, так как быть в составе международных гуманитарных программ – это одно из направлений военной структуры США.

«Да, я должна быть готова к тому, что в любой момент меня отправят в «красную точку». И я должна буду спасать там не только мирных жителей и солдат, но и террористов. Правила таковы, что мне должно быть все равно, кто передо мной, – я обязана оказать первую медицинскую помощь любому, кто в этом нуждается, ведь у каждого должен быть шанс на жизнь.

Но в то же время я осознаю, что всех спасти я не смогу и в будущем будут случаи, когда я буду терять пациента. И это осознание – самое страшное для меня. Я хочу дать шанс человеку хотя бы позвонить родным перед смертью и сказать им, как сильно он их любит. Если я смогу сделать этот минимум, то буду считать, что смогла помочь этому человеку», – говорит она.

Фото из личного архива Робиябону Дустовой.

В скором времени Робиябону отправляется в штат Техас, чтобы пройти там начальную военную подготовку. Это уже следующая ступень ее карьерной лестницы в качестве военного медика. Пока у нее 4-летний контракт с ВВС США, но она намерена продлить его и, возможно, навсегда остаться там, где она чувствует себя нужной людям.


Понравилось? Поделись с друзьями!

4
4 points

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
9
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
3
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
3
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
35
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
3
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
6
Как так-то?