fbpx

Как в Таджикистане бывшая осужденная получила президентский грант

Среди 80 грантополучателей в 2021 году, Сафаргул Саидвалиева – единственная, кто имеет судимость.


2
2 points

Этим летом бывшая осужденная Сафаргул Саидвалиева получила президентский грант в размере 10 000 сомони для создания швейного цеха в селе Гулистон района Левакант Хатлонской области.

Автор Your.tj Зайниддин Орифи узнавал историю жизни предпринимательницы.

Помогли семинары

«Находясь в тюрьме, у меня была возможность пройти профессиональные курсы по кройке и шитью, хотя я научилась шить еще в детстве.

Я давно мечтала открыть свой швейный цех. Сегодня моя мечта стала реальностью, благодаря знаниям и навыкам, которые я получила во время серии тренингов по разработке проектов», — рассказала Сафаргул.

Женщина была одной из 29 участников (25 женщин и 4 мужчин) тренингов по развитию потенциала бывших осужденных, которые проводились в прошлом году в рамках проекта «Улучшение доступа к социальным, экономическим и культурным правам осужденных и бывших осужденных в Таджикистане».

Тренинг был организован общественной организацией «Джахон» в партнерстве с DVV International в Таджикистане при финансовой поддержке Евросоюза и Немецкого Федерального министерства экономического сотрудничества и развития.

Сафаргуль участвовала во всех тренингах, которые помогли в разработке своего собственного бизнес-проекта с целью получения финансирования.

Помощь президента и Озоды Рахмон

В феврале этого года Сафаргул представила свой проект в Комитет по делам женщин и семьи Таджикистана, а в июне получила президентский грант. Она стала единственной бывшей осужденной среди 80 женщин, получивших такую поддержку.

Кроме этого, Исполнительный аппарат президента по инициативе Озоды Рахмон выделил шестьсот квадратных метров земли под строительство жилого дома и теплицы, так как Сафаргул планирует реализовать свою вторую бизнес-идею по выращиванию лимонов для местных и зарубежных рынков.

«Это для меня не только предмет гордости, но и большая ответственность», — отмечает Сафаргул.

Как индивидуальный предприниматель она уже получила патент и начала свою деятельность: приобрела швейные машины, фурнитуру и ткани, чтобы обеспечить постоянной работой 10 безработных женщин своего села.

Хотела поддержать мужа

О своей той, прежней жизни женщина рассказывает неохотно: местами плачет, местами просит не публиковать. Ей трудно вспоминать то, что произошло с ней почти 9 лет назад.

У Сафаргул очень сложная жизнь: осталась одна с ребенком, встретила мужчину, которой стал для нее опорой, родила от него еще двух сыновей, он был предпринимателем, неплохо зарабатывал. По признанию женщины, она думала, что счастье продлится всю жизнь.

Но что-то в бизнесе мужа, который занимался хлопком, пошло не так: он задолжал огромную сумму, а она как любящая и понимающая жена сама вызвалась помочь – заняла деньги, чтобы покрыть долг мужа у знакомых и родных. Сроки закончились, но деньги супруги не смогли вернуть. Обоих осудили по статье «мошенничество» на большие сроки: мужчине дали 9 лет, а ей — 8.

На тот момент старший учился в шестом, второму сыну было 5 лет, а самому младшему 3,5 года.

«Для родных мое положение стало просто шоком, — рассказывает женщина, вытирая слезы. — Я жила отдельно от них в столице, они даже не знали о моих долгах. Мне было очень стыдно перед ними, особенно матерью, чьи надежды я не смогла оправдать».

Жизнь за решеткой

По словам Сафаргул, в первые дни ей было очень трудно, потому что она не могла поверить, что все, что происходит с ней сейчас, это не сон, а действительность.

«Я долго думала над своим поступком, поняла, где ошиблась. Не надо было, наверное, помогать отцу своих детей, пытаясь вытянуть из болота. Надо было думать о самих детях и себе. Ведь тюрьма не место для женщины. Поэтому хочу предупредить женщин, которые на все готовы ради любимого, не повторяйте моих ошибок», — говорит она.

Это Сафаргул говорит от боли. Потому что ее «бывший» после выхода на свободу бросил ее и женился на другой.

Но тюрьма научила ее быть сильной и терпеливой.

По словам женщины, там ее навещали только братья и сестры.

«На первую встречу я даже не вышла: мне было так стыдно перед моими родными: ведь я их опозорила на весь район. Хорошо, что отца уже не было в живых, его сердце просто не выдержало бы, он так меня любил!», — вытирая слезы, говорит она.

Потом вспоминает, как однажды к ней на свидание привезли второго сына, но пятилетний ребенок не смог понять, где находится его мать, заболел после встречи и родные решили больше никого из детей в колонию не привозить.

По словам женщины, даже находясь в местах лишения свободы, власти всегда о них заботились и относились доброжелательно.

По инициативе Комитета по делам женщин и семьи и финансировании международных организаций, осужденные женщины прошли различные тренинги и обучающие курсы.

Благодаря таким курсам, Сафаргул, которая работала на местном швейном предприятии швеей, получила дополнительно сертификат кондитера и парикмахера.

«Когда мы обучались на курсах, обстановка была такой, что порою мы даже забывали, что находимся в заключении, — говорит женщина. — Мы получили много новых навыков. Из картонных коробок из под подарков, например, я научилась изготавливать различные подделки, шить тюбетейки или делать шкатулки, а из сучьев деревьев, которые собирала на территории, я делала интересные икебаны».

В общем, жизнь шла своим чередом.

Также в исправительной колонии Сафаргул работала животноводом – она с детства получила навыки ухаживания за домашним скотом, поэтому коров в местном хозяйстве доверили именно ей. Позже ей достался и огород, где она выращивала овощи.

За образцовое поведение и активность фотографию Сафаргул Саидвалиевой повесили на почетном стенде в исправительном учреждении.

Благодаря президентской амнистии вместо восьми положенных она отсидела пять лет и вышла на свободу в 2018 году.

Возвращение домой

Сафаргул хорошо помнит этот день – 27 апреля 2018 года. Братья ее повезли домой, где сестры положили под ее ноги пойяндоз (ткань в честь уважаемого гостя) и одарили сладостями. Но дети встретили мать холодно.

«Младший вообще меня не помнил, я хотела его обнять, прижать к груди, но от переживаний упала в обморок… Так же было и при встрече с моей мамой, которую я не видела пять лет. В тюрьме я каждый день молилась Богу, чтобы застать ее живой и здоровой и когда наши глаза встретились спустя столько лет, мама на время потеряла дар речи», — не сдерживая слез, рассказывает Сафаргул.

По ее признанию, она больше всего боялась, чтобы никто из детей, а старший на тот момент уже был подростком, не остался без надзора и не пошел по плохому пути. И поэтому она благодарна братьям, которые строго их воспитывали.

Сейчас по ее словам, старший сын находится на воспитании у своего отца и учится в медколледже. Двое других живут вместе с ней в комнатке, выделенной для нее в отчем доме.

Жизнь в большом городе

По словам Сафаргул, работу в своем районе она найти не смогла. Как только работодатели узнавали об ее прошлом, то сразу увольняли под разными предлогами.

Поэтому женщине ничего не оставалось, как с младшим сыном уехать в Душанбе и начать там новую жизнь.

По словам Сафаргул, кем только она не работала в большом городе: посудомойкой, мастером по изготовлению фатира (слоенных лепешек), кондитером, массажисткой, а потом она решила заняться торговлей.

Вначале женщина покупала оптом на «Корвоне» ткани и возила по кишлакам Рашта, Мастчоха и окраин Худжанда. Затем перешла на оптовую продажу фруктов.

«Это был какой-то сумасшедший период моей жизни: в два-три часа ночи в морозную зиму я приезжала в Гарм, чтобы купить у дехкан яблоки. В то время надо было успеть быть первой, потому что конкурентов было много.

Еще в памяти засел случай, когда в сапогах на каблуках однажды пришлось перебираться за яблоками через висячий обледенелый мост в одно село. Это было что-то, я чуть не упала в реку», — рассказывает Сафаргул.

По ее словам, устав «мотаться по съемным квартирам без постоянного места жительства», она решила вернуться в родной кишлак и заняться предпринимательством.

Книга со счастливым концом

В комнатке, который выделили Сафаргул под жилье в отчем доме, она и открыла свой швейный цех, потому что на грант в размере 10 тысяч сомони смогла приобрести пока только оборудование.

Но Сафаргул оптимизма не скрывает: она говорит, что если она сможет быстрее «раскрутиться», то правительство выдаст второй транш гранта в размере 40 тысяч сомони. Она очень надеется, что у нее получится.

«Я не могу вам рассказать, какие изделия мы тут шьем, лучше приехать и посмотреть своими глазами. Это и национальная тамбурная вышивка на различные торжества, а также постельное белье и одежда. Буду рада всем, кто к нам приедет», — говорит она.

Находясь сама на начальном этапе становления своего бизнеса, Сафаргул не забывает о тех уязвимых, которые в настоящий момент нуждаются в помощи. Она говорит, что готова помочь с трудоустройством и бывшим осужденным женщинам.

А еще Сафаргул, находясь в заключении, написала стихи, которые в скором времени собирается издать в сборнике «Ашки паси панчара» (Слезы за решеткой).

Вот такая сложная и грустная судьба у нашей героини. Надеемся, что она, как в романтических книгах, будет со счастливым концом.


Понравилось? Поделись с друзьями!

2
2 points

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
1
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
1
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
2
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
1
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
0
Как так-то?