fbpx

«Это не профессия, а искусство». Как работают таджикские стилисты причесок и барберы

Многие из них идут в профессию, имея высшее образование по другой специальности.


1
1 point

13 сентября свой профессиональный праздник отмечают мастера расчесок, ножниц и геля – парикмахеры. Это скорее праздник мастеров искусства. Ведь в салонах красоты орудуют настоящие мастера, которые могут преобразить вас, помогая в создании имиджа.

Мы поговорили с некоторыми из них, чтобы узнать больше об этой профессии.

«Это не вульгарная профессия»

Саодат Каримова работает парикмахером уже 27 лет. За это время она сумела воплотить мечту и открыть собственный салон, хотя это было не очень просто.

 

Саодат Каримова, фото Your.tj

 

Саодат признается, что еще с детства ей нравилось ходить в парикмахерскую. И когда она решила променять диплом психолога на сертификат мастера причесок, родные были против.

«В нашем патриархальном обществе до сих пор считают, что парикмахер – вульгарная профессия. Но мне нравилось там все: обстановка, запах, ощущения.

Я даже свою очередь на стрижку уступала другим, чтобы дольше там побыть. У меня неплохая зрительная память. Я стояла за парикмахером и запоминала каждое ее движение – как держит ножницы и что именно стрижет.

Дома портновскими ножницами я старалась повторить то, что запомнила в тот день. Моими первыми клиентами стали мои тети и подруги. Я даже сама себя стригла, чтобы набраться опыта», – рассказывает Саодат.

Когда в тяжелые с экономической точки зрения, послевоенные годы молодая женщина решила сменить профессию, муж был против. После долгих уговоров остановились на том, что мужчин она стричь не будет.

Саодат стала ученицей, а через месяц обучения устроилась в салон на работу. Так началась ее карьера. В знак благодарности она подарила наставнице даже свои золотые сережки.

«Новичкам в салоне всегда достаются дети. Я стригла всех детей подряд, чтобы «набить руку». Постепенно ко мне стали обращаться матери этих детей. Так я набрала свою клиентскую базу, среди которых со временем появилась элита: высокие чины и депутаты, которые до сих пор ко мне ходят», – отмечает она.

Саодат одно время работала в салонах красоты, расположенных в центре города, потом решила вместе с сестрой открыть собственную студию красоты. Для этого пришлось взять кредит и несколько лет выплачивать долги.

Ездила на повышение квалификации и мастерства в Бишкек, Алматы, Киев, Москву и в Сочи, к известному стилисту Георгию Коту. Также сама была тренером, обучала остальных и обменивалась опытом.

За все это время с Саодат произошел единственный случай, когда клиент был недоволен.

«Вернее, сама клиентка ушла от нас довольная, но после пришел ее муж и устроил скандал, уверяя, что я испортила стрижку его жене. Все наши парикмахеры были в шоке, и в итоге, когда я решила вернуть ему деньги, он взял и ушел. Я до сих пор в недоумении, какими могут быть люди. Больше таких ситуаций у меня, слава Богу, не было», – рассказывает она.

На вопрос, ценят ли работу Саодат ее клиенты, она отвечает с улыбкой:

«Если бы не ценили, то не приходили бы», – говорит она и с гордостью рассказывает, что некоторые ее клиенты приходят к ней вот уже на протяжении четверти века – 25 лет!

«Это о многом говорит. Ведь парикмахер не профессия, а искусство», – считает Саодат.

«Стоимость прически доходит до 1500 сомони»

Хомид Салехов вот уже 12 лет работает стилистом-парикмахером в мужском салоне.

Он признается, что начал стричь еще в седьмом классе, когда решил стать учеником у одного опытного мастера – усто Хасана.

Хомид Солехов, парикмахер, фото Your.tj

«Сейчас мой наставник работает в Москве, причем, успешно: многие из числа укоренившихся там таджиков у него обслуживаются, – говорит он. – Я научился у Хасана многим секретам в нашей работе, и тоже несколько лет проработал в салонах Москвы.

Самая популярная мужская стрижка там называется «немецкой». Вернувшись в Душанбе открыл свою точки, их целых три, где работают 12 моих учеников.

В Таджикистане самой популярной прической среди молодежи считается «22Х11», которую простым языком называют «джанобской», и этот стиль носит мэр города», – рассказывает Хомид.

По его словам, к нему чаще приходят госслужащие, нежели студенты, хотя сумма причесок немецкого, американского стиля и «шапочки» варьируется от 20 до 400-500 сомони. Еще к мастеру обращаются женихи из Куляб, Фархора, Рашта и других отдаленных районов и сумма таких заказов может обойтись недешево – до 1500 сомони.

«Но желающие все равно обращаются», – говорит стилист и благодарит бога, что в своей работе еще не допускал ошибок.

По его словам, количество клиентов в праздники может доходить до 40-50 человек.

«В скором времени планирую поехать в Турцию, чтобы научиться системе замещения волос. Многие рано облысевшие молодые люди желают обрасти роскошной шевелюрой, поэтому я решил заняться новым направлением в своей работе», – делится Хомид своими планами.

«Философом быть трудно, стал парикмахером»

Масхиддину Лоикову 25 лет. В профессии он уже восьмой год. Как и многие Махсиддин учился этому ремеслу у мастера.

Махсиддин Лоиков, парикмахер, фото your.tj

«Три месяца я ходил в учениках. Как увидел, что еще не сполна знаком с тонкостями парикмахерского дела, дополнительно проучился еще три месяца. Для того, чтобы стать хорошим мастером, нужно учиться годы или набивать руку количеством причесок», – считает он.

Хотя по специальности Махсиддин философ и закончил университет, все-таки решил зарабатывать на хлеб парикмахерской работой.

«Еще будучи студентом я работал в мужском салоне: оплачивал за квартиру, платил за транспорт, еду, одежду, развлечения, в общем, на все хватало.

Работать по выбранной специальности – философии, честно сказать, было трудно, зарплата мизерная. Поэтому решил посерьезней заняться стрижками. Сейчас у меня своя клиентура и я доволен», – с гордостью говорит Махсиддин.

У него уже свой собственный салон в Душанбе. Два года назад Махсиддин работал в мужском салоне на рынке «Дружба» в Мытыщах.

«Клиентами были не только таджики, но и представители других национальностей, – рассказывает он. – Но всему помешала пандемия, я вернулся домой и остался здесь. Сейчас уже не жалею, работа всегда есть».

У Махсиддина свои правила на работе: у престарелых мужчин за стрижку денег не просит: сколько дадут, то и берет. Если приходит бедняк, обслуживает бесплатно. От стариков требует только благословение.

«Парикмахеры – это люди, которые делают свою работу с любовью и дарят ее людям. Наша профессия не просто нужна, она необходима всем, поэтому всем коллегам – больше креативных идей, вдохновения и смелых клиентов», – говорит мастер напоследок.


Понравилось? Поделись с друзьями!

1
1 point

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
0
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
0
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
2
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
0
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
0
Как так-то?

Send this to a friend