fbpx

Хозяин собственной галереи. Таджик, который стал магистром культуры в Литве

Исроилджон Бароти – известный художник и скульптор, клайпедский магистр культуры.


6
6 points
Исроилджон Бароти, фото из личного архива

В Литовской республике по сравнению с соседними странами, проживает совсем мало таджикистанцев. Кто-то переехал туда еще во времена СССР, кто-то остался жить после завершения учебы, а кто-то бежал от гражданской войны и нашел там пристанище в лихие 90-е.

Автор Your.tj Наима Раджабова познакомилась с художником Исроилджоном Бароти из Клайпеды, который основал там собственную галерею.

Он рассказал о том, как оказался в далекой Литве, нашел себя в профессии и как вдалеке от родины старается чтить традиции и культуру.

Парень из Навката

Исроилджон Бароти – известный художник и скульптор, клайпедский магистр культуры.

Он родился в 1957 году в кишлаке Навкат Спитаменского (бывший Науский) района Согдийской области.

Исроилджон – самый младший среди семерых братьев и сестер. Художник сегодня с улыбкой отмечает, что был самым избалованным в семье, но несмотря на это, в школе всегда был отличником. Потому что, по его словам, «он не мог снижать планку и «филонить» на учебе, так как его братья учились в престижных вузах в столице».

Вместе с тем, Исроилджон не разделял увлечения своих братьев, хотя они были для него примером для подражания и посвящал большую часть своего времени занятиям искусству.

«Сейчас уже не могу точно ответить, откуда у меня появилось это увлечение живописью. Возможно, это проявилось во времена обучения в школе. Я нарисовал первую школьную стенгазету и мне это дело очень понравилось.

Постепенно на разные школьные мероприятия меня просили рисовать всевозможные плакаты и даже портреты таджикских классиков», – вспоминает Исроилджон.

Исроилджон Бароти, фото из личного архива

Однако полноценно заниматься художеством он начал лишь в 10 классе, когда познакомился с работами одного местного художника. Именно с того момента, по признанию нашего героя, он и решил, что обязательно станет художником.

Это знакомство поспособствовало тому, что после получения среднего образования Исроилджон поступил в Республиканское художественное училище (ныне – колледж) имени Мирзорахмата Олимова в Душанбе.

«Омрачало мое будущее лишь одно: отец был против моей страсти к рисованию. Он не поддерживал меня в начинаниях, не видел мои успехи и стремления в профессии.

Порой на фоне такого недопонимания возникали конфликты. Как бы то ни было, я любил и уважал отца, хотя до конца своей жизни он отрицал все, что связано с живописью», – рассказывает о своем прошлом мастер.

В 1979 году после окончания художественного училища по специальности керамика, Исроилджон решил учиться дальше и поступить в знаменитую в советское время Вильнюсскую художественную академию. Туда он поехал вместе с другом, который был родом из Бухары, но удача оказалась благосклонна к Исроилджону – друга ожидало фиаско.

Толчком для того, чтобы учиться именно в Литовской академии, была их сильная школа в области керамики. Молодой человек, безумно любящий свое дело, не раздумывая решил поступать, несмотря на неодобрение со стороны отца.

Галерея Бароти. Фото из личного архива

Обучение в Литве

Сегодня Исроилджон Бароти признается, что ему, как и любому другому человеку трудно было покидать Родину, но получить хорошее образование оказалось важней. Он не жалеет о своем решении, хотя в первое время и были проблемы с адаптацией на новом месте.

В Литве все заметно отличалось от привычного уклада жизни в Таджикистане – язык, кухня, обычаи и менталитет. Еще одной трудностью стал языковой барьер. Было очень сложно приспособиться к чужому языку, так как в Академии даже в то время на русском не преподавали.

«Кириллицу там никто не использовал. Все занятия проходили исключительно на литовском. Но после года обучения я уже сдавал все экзамены, научившись говорить на литовском», – отмечает он.

После окончания Художественной академии Исроилджон вернулся обратно, в Душанбе и устроился работать в мастерскую народного художника Таджикистана Носирбека Нарзибекова. Там он помогал изготавливать хрупкие и изящные витражи.

Исроилджон Бароти с супругой Анджеликой Бароти. Фото из личного архива

Однако у Исроилджона не было возможности реализовать себя в собственной специальности – керамике.

Проработав у Нарзибекова год, молодой специалист собрал чемоданы и вновь вернулся в Литву. Вскоре он женился и поселился в прибалтийском городе Клайпеда. Как перспективному художнику и скульптору, литовское правительство выдало Бароти отдельную квартиру и мастерскую.

Самыми важными и значимыми моментами своей жизни Исроилджон считает поездку в западную Европу и свою первую персональную выставку в Нидерландах в 1991 году. Стоит также отметить, что Бароти является Почетным художником Литовской республики и даже получил от министерства культуры медаль и звание клайпедского магистра культуры.

Фото из личного архива

Любовь и семья

В 1992 году Исроилджон рискнул и открыл свою частную галерею, которую назвал «Бароти». Со своей нынешней супругой Анжеликой он познакомился именно там. Молодая выпускница факультета режиссуры устроилась на работу в только что открывшуюся галерею таджикского художника. Девушка успешно прошла собеседование и приступила к работе.

А дальше все было, как в лучших романтических сериалах – между владельцем и новой сотрудницей завязался служебный роман, который позже перерос в крепкий брачный союз.

Однако, и для Исроилджона, и для Анжелики это был второй брак. У художника уже были дети от первого брака – сын Ёкуб и дочь Текле, а у режиссерки – сын Миндаугас. Но Исроилджон постарался, чтобы развод не сказался на его отношениях с детьми.

Исроилджон с дочерью Текле в Гисаре. Фото из личного архива

Кстати, дети клайпедского мастера тоже пошли по его стопам и связали свою жизнь с искусством. Ёкуб окончил университет по специальности дизайн и сейчас работает дизайнером на местной мебельной фабрике. Он женат и имеет 6-летнего сына Домаса. Его жена – Сигита преподает в художественной школе и занимается дизайном одежды. В настоящее время семья проживает в Клайпеде, поэтому часто навещают деда.

А дочь мастера – Текле Бароти решила развиваться в области исполнительского искусства и поступила в Ливерпульский институт искусств Пола Маккартни.

После завершения обучения девушка переехала в Лондон и начала активно заниматься актерской карьерой. На счету актрисы немало кинокартин, но самым ярким моментом ее фильмографии стала роль второго плана в фильме «Малефисента: Владычица тьмы».

Связь с диаспорой

В первое время проживания в Клайпеде художник не знал о существовании таджикской диаспоры. В 90-е годы, по его словам, в городе находились только четыре таджика, которые работали в порту.

Галерея Бароти. Фото из личного архива

Они часто проводили время вместе, общались, готовили таджикские национальные блюда. Исроилджон признается: ему было очень приятно, когда он мог иногда поговорить с кем-то на родном языке. По его словам, сейчас из четверых остался только один, а трое других перебрались в Германию.

Исроилджон Бароти в настоящее время является одним из представителей небольшой таджикской диаспоры, пропагандирующей таджикское изобразительное искусство в Европе. Так как таджикская община в Клайпеде маленькая, то о более крупных таджикских диаспорах в других городах он узнал через интернет.

«Вместе с другими представителями таджикской общины в Клайпеде мы не раз устраивали бесплатные вечера в галерее «Бароти», где каждый желающий мог насладиться предметами искусства и приобрести понравившуюся работу», – рассказывает он.

Главным праздником для семьи Бароти является Навруз.

«С первого года проживания в Литве мы готовим сумалак и плов на праздник. Ежегодно в эти дни собираются все наши друзья, ведь они заранее знают, когда наступает ид и готовятся к нему. После приготовления праздничных блюд, часть мы всегда раздаем соседям», – рассказывает мастер.

Галерея Бароти. Фото из личного архива

Связь с родиной

По признанию Исроилджона Бароти вернуться в Таджикистан теперь для него трудно, так как он прожил в Литве уже больше 40 лет и привык к этой стране. У него там семья, дети, внуки и любимая работа. Творчество Бароти высоко оценивают в Литве, он часто устраивает выставки своих работ за рубежом.

«Мои дети несколько раз побывали в Таджикистане, они любят мою родину. Часто мы с семьей обсуждаем последние новости, которые происходят там», – признается мастер.

Последний раз Исроилджон посещал Таджикистан в 2015 году вместе с дочерью Текле. Девушке безумно понравились богатая природа, бескорыстная помощь людей и их теплое гостеприимство.

Исроилджон, смеясь, вспоминает в каком шоке пребывала его дочь, впервые познакомившись с другой культурой. Сейчас Текле общается со своими двоюродными братьями и сестрами через социальные сети и мессенджеры. Но так как знает литовский и английский языки, и общаться на русском или таджикском для нее проблематично, они общаются через онлайн-переводчика.

Галерея Бароти. Фото из личного архива

На сегодняшний день в Таджикистане проживают два брата и сестра Исроилджона Бароти со своими семьями. Старший брат Мукум проживает в Душанбе и преподает в своем альма-матер – Таджикском аграрном университете, а второй брат Исмоил, так и остался в родном Спитамене, где имеет собственный бизнес. Исроилджон постоянно поддерживает связь с родными.

По его признанию, он планировал приехать в Таджикистан в прошлом году, чтобы познакомить родных с внуком Домасом, но пандемия расстроила все планы.

Исроилджон Бароти надеется, что еще не раз приедет погостить на свою малую родину, с которой его связывают невидимые, но крепкие узы.


Понравилось? Поделись с друзьями!

6
6 points

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
3
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
0
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
10
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
0
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
0
Как так-то?

Send this to a friend