fbpx

Дочь сапожника. Как Сайёра стала мастером по ремонту обуви в Душанбе

Девушка выплатила своим ремеслом долг отца, а теперь работает, чтобы прокормить семью.


3
3 points

Хотя женщин-сапожников редко можно встретить в Таджикистане, они есть. Особенно, когда ремесло передается по династии. Наша героиня Сайёра Усмонова считает, что чинить обувь и радовать людей — это одна из форм благотворительности. О том, как она стала мастером по ремонту обуви, рассказал автор Your.tj Комёри Рахмон.

«Сайёра-сапожник»

В районе рынка «Саховат» среди сапожников, работающих на улице, внимание приковывает молодая женщина, которая тоже ремонтирует обувь.

Увидеть представительницу нежного пола за обувным станком, которая деловито постукивает молотком, согласитесь, необычное явление для нашего общества.

А здесь, средь бела дня, симпатичная девушка, полная задора, шустро заколачивает гвоздики на толстую подошву – в этом ремесле все так же, как и сотни лет назад. Разница лишь в том, что обувь чинит женщина.

У Сайеры сегодня два срочных заказа. Она говорит, что должна отремонтировать обувь клиентов в срок.

«Многие приезжают издалека, преодолев большое расстояние. К тому же, сейчас священный месяц Рамазан, не хочу расстраивать клиентов, поэтому согласилась взять починку», — объясняет Сайёра.

Две пары обуви она отремонтировала за 30 сомони. Зарабатывает она по-разному: по ее словам, иногда это 50-70 сомони в день, иногда – просто копейки.

Ремонт обуви стал для Сайеры постоянным источником дохода. Таким образом она зарабатывает на жизнь.

Девушка признается, что сапожной работой стала заниматься всего год назад. Несмотря на небольшой срок, она уже узнаваема в округе и ее уже знают как «Сайёра-сапожник».

Она признается, что приехала покорять столицу шесть лет назад.

Дочь сапожника

Сайере Усмоновой 25 лет, она родилась и выросла в селе Таги Чильчанор Ховалингского района Хатлонской области.

По словам девушки, ремонт обуви — это их семейное ремесло.

«Мой отец был сапожником. Его в Ховалинге звали «Сафари сапожник». Он ремонтировал обувь и дома, и в мастерской на центральном рынке. Кстати, моя мама Мохикалон тоже умеет чинить обувь и занимается этим ремеслом у нас в кишлаке», — рассказывает Сайёра.

Все пятеро детей в семье Усмоновых были девочками, и хотя отец семейства мечтал о сыне, дочери старались помогать отцу и выполняли в хозяйстве мужскую работу.

«Чтобы отец не чувствовал себя ущемленным, потому что у него нет сына, мы старались помогать ему во всем. Лично я часто приходила в сапожную наблюдать за его работой, поэтому через пару лет научилась самостоятельно ремонтировать обувь», — рассказывает Сайёра.

По ее словам, в сельской местности не принято давать деньги за починку обуви, к тому же у народа не было денег. Взамен они приносили бобовые или лепешки. В доме всегда было что поесть.

При этом, девушка признается, что по-настоящему профессии ее научила мать.

«В школе я проучилась до девятого класса. Не стала учиться дальше, потому что у меня уже была работа. После занятий в школе я бежала домой, чтобы не оставлять маму одну.

Мы работали вместе и на базаре, и дома. Таким образом, я помогала ей в содержании семьи. Вначале, пока не научилась чинить обувь, было очень трудно.

Для того, чтобы научиться, родители давали мне самые старые, непригодные ботинки. Иногда шилом я прокалывала себе пальцы, но терпела, хотя было очень больно. Помню, однажды меня отвезли в больницу с проколотым шилом в руке. После этого я долго не могла работать – пальцы немели. Когда поправилась, снова садилась за сапожный станок. Не работать было нельзя», — вспоминает Сайёра.

Отцовский долг

По словам нашей героини, трудные времена настали после того, как отец уехал в трудовую миграцию, чтобы улучшить условия жизни своих дочерей.

«Отец был красивым и здоровым мужчиной. На дорогу в Россию он занял деньги в банке. В то время 500 долларов считались большими деньгами. Но в миграции у него не заладилось, поэтому он не смог больше отправлять деньги и проценты банковского кредита выросли. В итоге, банк чуть ли не забрал наш дом.

Мы должны были работать вместе с мамой и сестрами день и ночь, чтобы выплатить этот долг. Вот почему я не смогла учиться дальше в школе. У меня можно сказать, и детства-то не было: мне некогда было играть на улице со сверстницами. С 10 лет работала. В итоге мы полностью выплатили банковский долг», — вспоминает девушка.

Брезгливые люди

По словам Сайёры, за столько лет работы она научилась разбираться в людях.

«Они бывают такими разными. Некоторые даже с нами нормально не разговаривали, не заходили в дом и не брали еду, считая, что наши руки «харом» — нечистые, потому что мы трогаем разную обувь, в том числе, в которой ходят в уборную. Лично мне, все равно, я сама зарабатываю на жизнь и горжусь своим ремеслом.

Были и люди, которые искренне благодарили нас. Были дни, когда мы работали до позднего вечера, а по ночам еще ходили с мамой мыть полы в магазине. В месяц Рамазан мы открывали пост на работе.

По сути, мы сами выплатили долг отца. Он пробыл в России 17 лет. Иногда работал, иногда — нет. Мы узнали, что у него проблемы со здоровьем и просили его приехать обратно, домой. Он вернулся в декабре прошлого года, а в феврале его не стало. Ему было всего 62 года. Причиной смерти стал сердечный приступ», — с грустью рассказывает Сайёра.

Повезло на обуви

Как только Сайёра приехала на заработки в столицу, она устроилась на работу в магазин. Там ее обманули и не выплатили зарплату, она перешла работать в гостиницу. Но и там ей не понравилось.

Зато здесь она познакомилась со своим будущим мужем – Мухаммадсамиром, с которым они живут уже три года и у них растет маленький сын.

«Мой супруг из таджиков Афганистана. Мы живем три года и за это время он ни раз меня не обидел, очень уважает. Раньше у него была хорошая работа, но с приходом талибов к власти, все изменилось.

В настоящее время он перебивается случайными заработками. Поэтому все заботы о семье легли на мои плечи. Мы снимаем жилье, надо еще платить за коммунальные услуги. Хорошо, что меня вовремя научили сапожному делу», — говорит Сайёра и добавляет, что сейчас работает в торговой точке друга своего отца, который предоставил ей рабочее место.

Девушка признается, что когда она решила стать мастером по ремонту обуви, мужу стало совестно, и он просил ее не выходить на работу. Но Сайёра не согласилась: ей надо зарабатывать на памперсы и детские смеси для малыша.

По словам Сайёры, в день она ремонтирует в среднем, по пять пар обуви.

Когда совсем нет работы, она приходит с пустыми руками.

«В среднем, беру за починку обуви по 10-15 сомони. Бывает, ремонтирую даже за 2 сомони. Иногда ко мне приходит клиент, и уже по его одежде видно, что он беден. Тогда я не беру с него ни копейки, прошу просто помолиться за меня», — поясняет Сайёра.

Работа кормит

В основном, Сайёра обслуживает простых тружеников. Иногда к ней приходят бизнесмены с местного рынка, бывало, за услугами обращались и артисты.

«Когда кто-то видит девушку-сапожника впервые, то удивляется. Согласитесь, в народе еще присутствуют некоторые стереотипы. Главным должно быть то, как я справляюсь со своей задачей, а не мой пол, но люди обращают внимание именно на это.

Иногда клиенты грубят, но не обращаю внимания, потому что стала понимать психологию людей. Клиент всегда прав, и это правило работает», — улыбается Сайёра.

Она говорит, что скучает по родному дому, но сейчас нет возможности поехать – надо работать.

«У меня были трудные жизненные моменты, я была на грани, но не стала просить на улицу милостыню, а занялась честным трудом. Хорошо, что я не сбилась с прямого пути, хотя соблазнов было много», — признается она.

«Пусть берут с нее пример»

Пока мы общались с сапожником Сайёрой, пришел какой-то старик. Оказалось, что это ее постоянный клиент бобои Махмадназар.

«Эта девушка хороший мастер, я уже год к ней хожу, — говорит старик. — Она уважает старших, у нее аккуратная работа. Хотелось бы, чтобы Сайёра стала примером для многих других девушек, которые приезжают из кишлаков в большие города и занимаются непристойными делами».

«Сначала я — мать…»

«Конечно, я мечтаю о своей собственной сапожной мастерской. Но когда это будет, знает только Бог. Когда хожу по улицам, то в первую очередь, обращаю внимание на обувь людей. Что они носят, какой пошив обуви. В интернете обучаюсь новинкам.

Вместе с тем, если у мужа наладится с работой, я бы хотела бросить все и сидеть дома, занимаясь воспитанием сына. Потому что сначала я — мать, а потом уже сапожник», — говорит Сайёра.


Понравилось? Поделись с друзьями!

3
3 points

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
9
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
0
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
17
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
5
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
1
Как так-то?

Send this to a friend