fbpx

Жизнь без детсада. Почему маленькие дети афганских беженцев не могут туда попасть

Детей из садов во время пика пандемии забрали, а потом они так и не смогли туда вернуться.


0

Из-за коронавируса во время пандемии во многих странах были закрыты детские сады и подготовительные группы при школах. В Таджикистане тоже сложилась такая ситуация. Но пик заболевания COVID-19 прошел, но дети-беженцы до сих пор не могут посещать детские сады. Почему так происходит.

Одни дома

Дочери афганских беженцев Соро всего шесть лет. Она не смогла посещать детский сад во время пика пандемии COVID-19 в Таджикистане, хотя очень скучала по своим друзьям, с которыми познакомилась там.

По данным ЮНИСЕФ, в результате коронавируса около 40 миллионов детей лишились дошкольного образования, которое крайне важно, поскольку закладывает основу для дальнейшего накопления знаний. Нелегко пришлось и родителям, особенно женщинам, совмещающим работу с уходом за маленькими детьми.

6-летняя Соро теперь вынуждена сидеть дома.

Мама Соро говорит, что они боялись выходить из дома, не говоря уже о том, чтобы отвести ребенка в детский сад.

«Я не разрешала дочери ходить в детский сад даже тогда, когда еще официально не объявляли, что в Таджикистане есть случаи коронавируса. Но тогда уже ходили слухи, и это пугало», – говорит она.

Карантин в детский садах и ограничения, связанные с ним, представили трудности для родителей, работающих во время пандемии. Поскольку основное бремя ложится на женщин, в среднем, они тратят в три раза больше времени на уход за близкими и работу по дому, чем мужчины.

Сложность ухода за детьми во время пандемии была более выражена для матерей-одиночек, потому что они работали и не знали, на кого оставить своих детей, ведь детские сады временно не работали и были закрыты.

Мать девочки с двумя детьми более трех лет живет в Таджикистане. Она работает в салоне красоты. По ее словам, были дни, когда она запирала обоих детей дома и шла на работу, потому что была вынуждена.

«Когда я уходила на работу, то каждый час звонила и спрашивала у детей, как они, а потом целый день до того, как возвращалась домой, волновалась за них, не могла сосредоточиться, – говорит женщина. – Я хочу, чтобы мои дети ходили в детский сад, потому что те, кто не посещают дошкольные учреждения, в будущем отстают в учебе от сверстников, нередко испытывают проблемы в школе. Также хочу, чтобы мои дети в садике изучали таджикский алфавит и русский язык, это им поможет в будущем».

Еще одна афганская беженка Рита Абулкодир, которая живет в Джаббор Расуловском районе Согдийской области, тоже говорит, что до пандемии COVID-19 ее дети ходили в детский сад, но когда пошли слухи об опасности болезни, оставила их дома, чтобы не заразились. Теперь она не может их устроить обратно.

Нечем платить за детсад

Для семей афганских беженцев является проблемой отсутствие специализированных детских садов для их детей или хотя бы доступ к государственным дошкольным учреждениям.

«Большинство афганских детей не ходят здесь в детский сад, потому что у них нет денег, чтобы платить. У нас двое детей, одному три года, другому – пять. Раньше они ходили в частный детский сад, и мы вынуждены были отдавать по 250 сомони за каждого ребенка. Мы – беженцы, откуда у нас столько денег? Не можем себе позволить оплачивать частные дошкольные учреждения, а государственные детские сады находятся далеко и не доступны для нас», – говорит Рита.

Семья Риты дважды подавала документы на получение таджикского гражданства, но им отказали.

«Имея вид на жительство, мы могли бы жить в Худжанде, чтобы устроить детей в государственный детсад. Это для нас было бы дешевле», – говорит она.

Общественная организация «Дети, беженцы и уязвимые граждане» (RCVC) помогает интегрироваться афганским беженцам в общество и оказывает материальную поддержку.

По словам представителя RCVC по Согдийской области Шахло Курбановой, в кишлаке Дехмой Джаббор Расуловского района компактно проживают 32 семьи афганских беженцев, всего около 160 человек. Среди них есть этнические таджики, узбеки, хазарейцы, пуштуны.

По данным RCVC, более 4500 афганских беженцев живут и работают в Вахдате, Рудаки, Гиссаре, Шахринаве, Кушониёне, Бохтаре и Джаббор Расуловском районе Согдийской области. Большинство из них живут, благодаря поддержке своих родственников, проживающим в Канаде, США, Германии и других странах.


Понравилось? Поделись с друзьями!

0

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
0
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
0
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
0
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
0
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
1
Как так-то?

Send this to a friend