fbpx

«Деньги есть, обращаются хорошо…» Как афганские беженцы лечились во время пандемии коронавируса

В представительстве УВКБ ООН в Таджикистане отмечают, что жалоб от афганских беженцев к ним не поступало.


1
1 point
Иллюстрационное фото

В период пандемии коронавируса все сферы экономики столкнулись с серьезными проблемами. Безработица, остановка работы промышленных предприятий и страх за будущее – вот что двигало людьми в пик пандемии. Люди даже боялись выходить на улицу, чтобы не заразиться. Каково в такой ситуации пришлось афганским беженцам в чужой стране – в материале Мижгоны Халимовой.

«Меня всегда сопровождал страх»

Вахдат, расположенный в 18 км от столицы, единственный регион с наибольшим количеством афганских беженцев.

По официальным данным, в настоящее время в Вахдате проживает 1172 семьи афганских беженцев. Среди них есть самые разные семьи, в том числе с хорошими условиями жизни, которые хотят переехать в развитые страны, такие как Канада и Германия.

Но есть среди беженцев семьи, которые зарабатывают на жизнь услугами по ремонту машин или обуви. Многие из них жалуются на безработицу и низкий уровень жизнеобеспечения в результате пандемии.

Сурайё Нодири — одна из афганских беженцев, проживающая в Таджикистане 8 лет с четырьмя детьми. Когда она приехала сюда, через несколько лет после переезда семьи из Афганистана в Таджикистан, ее муж уехал из страны за лучшей долей и больше о нем ничего неизвестно.

В настоящее время Сурайё живет в Вахдате. Она кормит семью за счет помощи брата, оставшегося в Афганистане и сестры, живущей ныне во Франции.

Вахдатская городская больница

Сурайё рассказывает, что заразилась коронавирусной инфекцией в прошлом году во время пика болезни. Но из-за бедности она не смогла обратиться за медицинской помощью в больницу и занималась самолечением дома.

«Я ухаживала за ребенком местной таджички и убиралась у нее дома, оставив маленьких детей со старшей дочерью. В период коронавируса заболела и почти три месяца не смогла работать. Меня постоянно сопровождал страх, что я умру в чужой стране. Не помню названия лекарств, которые посоветовала мне купить соседка. Сходила в аптеку, но нужных лекарств там не было. Я боялась идти к врачу, и боялась заразить своих детей. Слава Аллаху, я поправилась».

«Мы не пошли в больницу из-за страха заражения»

Другая наша героиня, которая живет в районе Рудаки говорит, что тоже занимались самолечением дома.

Рухия Хаётхон является главой афганской общины в махалле Истиклол-1 в районе Рудаки. Она переехала в Таджикистан со своей семьей, потому что в родном Кабуле для них было небезопасно.

«С одной стороны, мы были вынуждены бежать от войны, а с другой стороны, семейные проблемы заставили нас стать беженцами. Хотя Таджикистан схож с нашей родиной, у нас один язык, традиции и здесь я чувствую запах своей родины, нам, беженцам трудно здесь жить из-за отсутствия работы», — говорит Рухия.

Так же и другие беженцы, с которыми мы встречались в этом районе, при беседе сетовали, что лечились дома. Они занимались самолечением во время пандемии коронавируса, даже если заболевали другими болезнями. В районе Рудаки проживает около 20 семей афганских беженцев.

«В период пандемии страх заразиться COVID-19 сопровождал нас всегда. В то время мы болели разными заболеваниями, но в больницу не ходили. Ходили в аптеку, консультировались у фармацевтов, какие нужны лекарства и возвращались домой. Мы даже не использовали общественный транспорт, так сильно боялись заразиться вирусом», — рассказывает Рухия.

«Если есть деньги, нет дискриминации»

По словам женщины, до коронавируса, когда они болели какой-нибудь болезнью, то обращались в больницу.

«Медицинский персонал относился к нам хорошо, пока мы не представились, что являемся беженцами. Когда мы предъявили свою карту беженца и сказали им, что услуга для такой категории лиц — бесплатна, их отношение к нам сразу же изменилось.

Поэтому часто, когда надо идти за медицинской помощью в больницу, я не показываю свою карту беженца, и, если вижу, что местные жители платят врачу за консультацию 20 сомони, то плачу 10 сомони, чтобы не подвергаться дискриминации», — рассказывает Рухия.

В коридоре в ожидании врача

Дискриминировались ли беженцы во время лечения?

Между тем, в представительстве УВКБ ООН в Таджикистане отмечают, что жалоб от афганских беженцев к ним не поступало.

«УВКБ ООН в Таджикистане совместно с государственными учреждениями, включая министерство здравоохранения и социальной защиты и партнерами по развитию, в том числе, ВОЗ, тесно работало над национальными планами по реагированию на COVID-19 в сфере здравоохранения и социальной защиты, обеспечив своим подмандатным лицам возможность пользоваться этими услугами, предоставляемыми во время вспышки эпидемии в Таджикистане наравне с его гражданами.

Во время пандемии беженцы получили равный, беспрепятственный доступ к медицинскому обслуживанию на бесплатной основе. Беженцы были госпитализированы и получали такое же лечение, что и граждане страны», — сообщили в организации и отметили, что врачи и медсестры из числа беженцев стояли рядом с местными медработниками, чтобы бороться с случаями COVID-19 в Таджикистане. Примером может стать история Диёны Абдул Саттор – афганской беженки, которая работала медсестрой в Худжандской областной инфекционной больнице в «красной» зоне.

Получают ли афганские беженцы доступ к медуслугам?

Как отметили в представительстве, УВКБ ООН во все времена уделяло первоочередное внимание здоровью беженцев и доступу к качественным, эффективным с точки зрения затрат и основанным на фактических данных услугам в области общественного здравоохранения, особенно в настоящее время в связи с пандемией COVID-19.

«Представительство УВКБ ООН постоянно выступает за обеспечение доступа всем беженцам к услугам общественного здравоохранения, в области репродуктивного здоровья и ВИЧ, к государственным коммуникативным и некоммуникативным медицинским услугам, а также к услугам по иммунизации, доступным в стране для граждан, особенно для новорожденных.

Беженцы и лица, ищущие убежище в Таджикистане, наравне с гражданами страны, имеют беспрепятственный доступ к государственным услугам здравоохранения и протоколам иммунизации детей, утвержденными министерством здравоохранения и социальной защиты Республики Таджикистан», — говорят в Представительстве.

По словам Абдулмусаввира Баходури, главы Организации афганских мигрантов в Таджикистане «Ориёно», от коронавируса умер 21 афганский беженец, это в основном, люди старше 55 лет, страдающие диабетом, сердечными заболеваниями и пневмонией.

На сегодняшний день, по данным «Ориёно», в Таджикистане живут и работают более 4500 беженцев.


Понравилось? Поделись с друзьями!

1
1 point

Твоя реакция?

Зачет;Беҳтарин Зачет;Беҳтарин
0
Зачет
Бесит; Асабӣ шудам Бесит; Асабӣ шудам
0
Бесит
Сочувствую;ҳамдардам Сочувствую;ҳамдардам
0
Сочувствую
Супер;Зур Супер;Зур
0
Супер
Окей!;Окей! Окей!;Окей!
0
Окей!
Как так-то?; Ин чӣ хел шуд? Как так-то?; Ин чӣ хел шуд?
0
Как так-то?

Send this to a friend